7. Солнечная система на кончике копья

Петр лихо впрыгнул в седло, качнулся влево, вправо, вперед, назад, устраиваясь поудобнее, и нажал педаль разгона. Миниатюрная ракета, слегка похожая на мотоцикл без колес, взревела, приподнялась на полметра в воздух и понеслась к круглой мишени посреди огромного ярко-освещенного зала.

На полпути Петр, как учили его назначенные Джералалой инструкторы, сосредоточил все внимание на кончике двухметрового копья. Несмотря на размеры, копье было легким; к тому же его поддерживали под мышкой доспеха крюки и специальный упор.

Когда до мишени оставалось метров пять, Петр нажал кнопку на древке, из кончика копья вырвалась короткая голубая молния, и пораженная в самый центр мишень рухнула. А Петр, отвернув левой рукой руль, вихрем пронесся мимо.

С пестрой трибуны, украшенной множеством флагов и гербов, раздались бурные аплодисменты. Костя, Златко и Бренк изо всех сил ударили в ладоши.

Джералала четвертая подарила Петру лучезарную улыбку. Она сидела вместе со своим братом Костей под роскошным балдахином.

Златко и Бренк, которые, как решено было среди четырех друзей, и в самом деле стали играть роль слуг, разместились чуть поодаль.

Слуги-оруженосцы бросились вновь водружать мишень на подставку. Петр, сделав круг, подрулил к трибуне, затормозил и поднял забрало шлема, открыв сияющее лицо.

— Успехи твои несравненны, брат! — величественно молвила Джералала четвертая. — Быстро и легко ты усвоил все премудрости рыцарского боя. Не удивлюсь, если ты будешь первым, кто победит рыцаря космического легиона, и желаю тебе этого. В момент поединка мои мысли будут с тобой!

Лицо ее слегка затуманилось.

— Однако, брат, ты и в этот раз слегка поспешил с импульсом. На долю мгновения, правда, но в бою все имеет значение. Не будь так, удар копья был бы еще сильнее.

Перегнувшись через барьер, Джералала четвертая, как истая дочь рыцаря-властелина Брадуфила, стала давать Петру профессиональные советы.

Костя в который уже раз удивился: Джералала, по всему было видно, откровенно желала брату Петру победы, а вместе с тем положение ее было очень сложным. Петр хоть и брат ей по клятве, а сражаться он будет с представителем ее народа, которому она тоже не могла не желать победы.

Еще неизвестно, как бы вел себя в такой ситуации на месте Джералалы он сам, Костя? Так что поразмыслив над этим еще немного, Костя счел нелишним задать своей сестре прямой и откровенный вопрос.

Но Джералалу он только удивил:

— Почему ж я не могу желать победы своему брату? Разве он не заслуживает ее своей отвагой? А то, что в этом случае мы не завоюем вашу планетную систему, так что ж из того? У нашей экспедиции длинный маршрут, вокруг много звезд с планетами. Могу только удивиться, брат, что у тебя в душе могли зародиться какие-то сомнения в моей искренности!

Косте стало стыдно; чтобы скрыть смущение, он снова стал смотреть на арену.

Петр, вернувшись на исходную позицию и сверкая доспехами, снова готовился поразить мишень.

Вот он опять нажал педаль разгона… Словно молния пронеслась по арене, а перед мишенью на миг грозно сверкнула еще одна молния… И снова мишень рухнула, Петр уже был в дальнем конце арены, а его друзья на трибуне ударили в ладоши.

Джералала поднялась и махнула рукой.

— Довольно! Поединок уже завтра, ты должен беречь силы. Так что сейчас нас ждет обед со сладким, а потом ты будешь отдыхать.

Оруженосцы помогли Петру снять доспехи. Лицо его по-прежнему сияло, но теперь уже не столь ярко.

Слова Джералалы вернули его к действительности. Поединок и в самом деле уже совсем близок; что-то он принесет?

Победит он, Петр, и звездолеты Джералалы повернут назад. Дрогнет, потерпит поражение, и космический легион обрушится на ничего не подозревающих землян двадцать третьего века. А он станет главным виновником катастрофы, постигшей Солнечную систему.

Есть, конечно, и другие виновники, скажем, космические патрули, прозевавшие эскадру завоевателей еще на дальних подступах к системе, но последним все-таки окажется он…

Джералала уже быстро шла по проходу между скамьями для зрителей, ей, конечно, поскорее хотелось сладкого. Костя шел рядом с ней, а Златко и Бренк, как и положено слугам, чуть поодаль.

В общем, подумал Костя, вот и закончился еще один эпизод этого необыкновенного фантастического супербоевика, в котором мгновенно меняются ситуации. Боевика, где в прошлом уже остались гигантский сачок для космокатера номер семь, эпическая битва с роботами, дерзкий захват Джералалы, ставшей вдруг сестрой, а теперь вот и беспрестанные рыцарские тренировки Петра, бросившего вызов космическому легиону. И, конечно, головокружительные трапезы, закатываемые Джералалой, с необыкновенным числом кушаний, приготовляемых неизвестно как и из чего, но изумительно вкусных.

Впереди же в этом супербоевике, теперь уже совсем близко, следовал поединок Петра с рыцарем космического легиона и… и наверняка еще какие-нибудь самые невероятные события, потому что разве можно тут предугадать, что случится в ближайший момент?

Следующий эпизод был спокойным, мирным: очередной обед со сладким, плавно перешедший в ужин. На нем присутствовал дядя Габродал, держащийся корректно с землянами, а с племянницей подчеркнуто вежливо.

После девятой перемены десерта земляне, сопровождаемые слугами Джералалы, проследовали в отведенные им покои на отдых. Каждый, кто встречался им на пути в разветвленных коридорах громадного, необъятного звездолета, приветствовал землян, к которым подданные Брадуфила, судя по всему, привыкли за последнее время.