3. Два супермена

Они осмотрелись. Сомневаться не приходилось: космокатер номер семь был внутри чужого звездолета. Какая-то мощная сила затащила его в один из отсеков сквозь открытые створки большого люка, и после этого створки сомкнулись.

Петр простучал металлические стены, окружавшие космокатер с трех сторон. Потом стал вглядываться в узкий туннель, подходящий к катеру с четвертой стороны.

Туннель был очень похож на туннель метро, ну разве что не было только рельсов, да резиновых кабелей на стенах. То тут, то там, в туннеле лежали металлические тела.

Уцелевшие отступили, их не было видно. Теперь должны были последовать либо новая атака, либо перемирие.

У Кости после битвы все еще стучало в висках, но пыл сражения уже начинал проходить, и мысли становились яснее.

Интересно, только ли роботы населяют звездолет? И какие у них, в конце концов, намерения: неужели им в самом деле нужно взять двух землян в плен и увезти в какую-то чужую Галактику?

А какая судьба постигла Бренка и Златко? Их космокатер был совсем рядом, куда же он пропал? Возможно, его затянуло в соседний отсек звездолета?

Петр поправил на себе пояс: ему почудился в конце туннеля какой-то шум. Разом отбросив все мысли, Костя сжал в руке дубину. И тут же последовала новая атака.

В этот раз нападавшие металлические воины были другими: выше и массивнее. В полной тишине они надвигались по туннелю плотной шеренгой.

Когда нужно было обойти робота, лежащего под ногами, шеренга размыкалась и тут же смыкалась вновь.

Петр уперся ногами в пол. Глаза его загорелись недобрым огнем.

— Эти помощнее будут! — проговорил он. — Но у нас уже есть опыт. Мы первыми нападем! А потом пойдем на вылазку внутрь корабля. Надо же управление захватить! И Златко с Бренком надо освобождать, если они тоже здесь. Ну, за дело!

Раскрутив над собой один из обломков таранной машины, Петр метнул его в шеренгу роботов. Обломок пробил ее насквозь, и шеренга распалась.

Не давая врагу опомниться, Петр запустил в нападавших еще несколько обломков. Потом в дело пошли неподвижные тела роботов, остававшихся под машиной.

Костя не отставал от друга. Металл со страшным грохотом ударял о металл, нападавшие окончательно смешали ряды, и Костя с Петром с дубинами в руках пошли в наступление.

Новая битва, разразившаяся в глубине туннеля, была и страшной, и на удивление короткой. Дубинки обрушивались на металлические головы, как молоты, оглушенные роботы мешали друг другу, падали, снова поднимались и постепенно отступали все дальше.

Это было удивительно, но мощные роботы оказались уязвимее, чем те, первые. Легких роботов в первом бою удары дубиной просто отбрасывали в сторону, и они поднимались. Этих же сдвинуть с места было труднее, но именно поэтому от тяжких ударов, сотрясавших их, скорее повреждались внутренние схемы.

Туннель наполнялся неподвижными металлическими телами. Наконец последний из врагов с грохотом растянулся навзничь и остался недвижим.

Петр и Костя с удовольствием и гордостью оглядели поле битвы. Роботов было никак не меньше двух десятков, а победили их всего лишь двое землян-юнцов.

Победа была полной и впечатляющей. Она вдохновляла на новые подвиги.

И Петр с Костей решительно, но все же не без осторожности, двинулись по туннелю вглубь корабля.

Если звездолет населяют только роботы, что ж, с ними они научились справляться. Если же нет, то следовало… в общем, следовало действовать по обстановке.

Во всяком случае никогда было не поздно отступить и держать оборону возле космокатера. В случае чего, припасов в кухонном отсеке хватило бы надолго, а что дальше, будущее покажет…

Туннелю не было видно конца. Каких же размеров был весь чужой звездолет? Костя засек время: они шли по туннелю уже пятнадцать минут.

Наконец туннель стал раздвигаться вширь, и сразу же изменился цвет стен: он был теперь не черным, а розовым, мраморным.

Петр и Костя замедлили шаг: впереди их ожидало что-то новое.

Но пройти дальше не удалось: туннель наполнился отвратительным шипением и воздух в нем стал голубым. Очень резко запахло какими-то незнакомыми цветами. Костя с Петром почувствовали, что у них ни с того ни с сего путаются мысли и подгибаются колени.

Все дальнейшее запомнилось Косте очень смутно.

Рядом с ним были чьи-то незнакомые лица, слышались разговоры на неизвестном языке. Но постепенно в разговор стали вплетаться и отдельные русские слова.

Каким-то образом Костя оказался в огромной комнате, в которой не было ничего, кроме огромного кресла, похожего на трон.

Над креслом был тяжелый балдахин с кистями, отчего оно еще больше напоминало трон, и на нем сидела девчонка примерно их с Петром возраста с удивительно капризным, надменным лицом.

В какой-то момент лицо девчонки оказалось совсем близко от Костиного лица, и он ясно разглядел, что глаза у нее разные: один карий, а другой зеленый.

Девчонка молчала, но неясные разговоры вокруг все не прекращались.

А потом все разом исчезло, и голоса, и надменное капризное лицо, и Костя начал проваливаться в какую-то черную пустоту.

Теперь рядом с ним никого не было, и пустота наконец окончательно поглотила его.