8. Одним изобретателем больше

— Не знаю, — подумав, ответил капитан Огл. — Информация, которой я располагаю, характеризует его, как оч-ч-ч-ч-чень одаренное сущ-щ-щ-щ-щество, но вместе с тем оч-ч-ч-ч-чень своеовольное и упрямое. Соверш-ш-ш-ш-ш-шенно непредсказуемое.

— Значит, и нам тут сидеть под колпаком неизвестно сколько? — спросила Петина бабушка.

— Преодолеть защиту мы не в состоянии, — с видимым сожалением ответил капитан.

Лаэрт-первый посмотрел на Лаэрта-второго. Лаэрт-второй взглянул на доктора педагогических наук.

— Александра Михайловна, — молвил он нерешительно, — вы не позволите, я тоже задам капитану Оглу вопрос.

— Разумеется, Лаэрт Анатольевич, — ответила бабушка, — о чем вы говорите? Вы же у себя дома.

Изобретатель кашлянул.

— Капитан, не могли бы вы прояснить, — начал он, глядя в экран видеотелефона, — какой природы этот защитный барьер?

— Оч-ч-ч-ч-чень мощ-щ-щ-щ-щный, хоть и тонкий, упругий силовой энергетический слой. Ч-ч-ч-ч-чтобы было понятнее, мож-ж-ж-ж-ж-жно сказать, ч-ч-ч-ч-ч-что стенки защ-щ-щ-щ-щ-щитного купола представляют собой спрессованную энергию неизвестного происхождения. Но такую преграду преодолевают, как вы, без сомнения, и сами понимаете, электромагнитные волны, и поэтому она прозрач-ч-ч-ч-чна и не меш-ш-ш-ш-ш-шает телевизионной связи. Ч-ч-ч-чтобы ее снять, как мне представляется, какое-то специальное устройство долж-ж-ж-ж-ж-но аккумулировать всю энергию. В общ-щ-щ-щ-щем, это одно из изобретений Аргоданала.

— Так что же, он тоже изобретатель? — вырвалось у Лаэрта-второго.

— Один из самых выдающ-щ-щ-щ-щихся изобретателей Галактики, — не очень охотно ответил капитан Огл. — Но своеволен, не сч-ч-ч-читается ни с какими галактич-ч-ч-ч-ческими нормами, ж-ж-ж-ж-ж-ж-живет один на собственной планете и целиком поглощ-щ-щ-щ-щ-щен изысканиями. Прич-ч-ч-ч-чем они интересуют его только сами по себе, он не предлагает своих работ ни одной из цивилизаций. Однако результаты его экспериментов соверш-ш-ш-ш-ш-шенно непредсказуемы. Поэтому галактич-ч-ч-ч-ч-ческая инспекция давным-давно держ-ж-ж-ж-ж-жит его под контролем.

— Значит, он ставит на нашей Земле какой-то очередной эксперимент? быстро спросил Лаэрт-первый.

— Оч-ч-ч-ч-ч-чевидно, ч-ч-ч-ч-что так, — ответил не очень охотно капитан Огл. — Ваш-ш-ш-ш-ша планета далека от ож-ж-ж-ж-ж-живленных галактич-ч-ч-ч-ческих путей, мож-ж-ж-жно полагать, Аргоданал реш-ш-ш-ш-шил, ч-ч-ч-что сумеет уйти из-под контроля инспекции.

Он прикрыл другой глаз.

— Вообщ-щ-щ-щ-ще-то, — сказал он. - нич-ч-ч-ч-чего этого я не долж-ж-ж-ж-жен был вам сообщ-щ-щ-щ-щать. Но вы, как я узнал, выдающ-щ-щ-щ-щийся уч-ч-ч-ченый этой планеты…

— Вот эгоист! — в сердцах сказала Александра Михайловна. — Нет, не вы, конечно, капитан Огл, а этот… Аргоданал. Изобретения должны служить людям, приносить пользу, а он… Вы согласны, Лаэрт Анатольевич?

Но лауреат Нобелевской премии не отвечал, он смотрел на Лаэрта-первого.

— Тебе не кажется, — начал он, обращаясь к учителю физики, — что…

Тот понял с полуслова.

— Я же еще не знаю, — пробормотал он в ответ, — как далеко ты… мы… как далеко мы продвинулись в этой разработке. Я пока дальше того взрыва в школе, помнишь, не пошел.

— Еще бы не помнить! — ответил Лаэрт-второй. — И я думаю, нам теперь самое время посоветоваться. Конечно, мощности у нас пока…

— Тут надо, как мне кажется, — перебил его Лаэрт-первый, произвести…

— Если вывести модуль на предел, — сказал, не слушая его, Лаэрт-второй, — тогда…

Александра Михайловна посмотрела на все больше увлекавшихся двух Лаэртов и покачала головой. Потом она перевела взгляд на видеотелефон и распорядилась:

— Капитан Огл, продолжайте контролировать каждую точку защитной сферы. Пусть пока все остается, как есть, раз вы больше ничего поделать не можете. Но мне кажется, очень скоро мы снова выйдем на связь.