4. День в двенадцатом веке

Заморские гости растерянно переглядывались. Таких подвигов со стороны Бренка они никак не ожидали. С одной стороны ими, конечно, можно было бы гордиться, а с другой налицо было вопиющее нарушение хода истории. Одно дело победить одного-двух рыцарей, и совсем другое стать героем сирвент, которые теперь, возможно, издаются и переиздаются в сборниках трубадуров.

Однако все это было поправимо. Надо было только вовремя перехватить Бренка. Впрочем, именно за эти они и прибыли в двенадцатый век.

— А когда состоялись турниры у замка Вентандорн и в Монпелье? хладнокровно поинтересовалась у Риберака Александра Михайловна. — Вы же знаете, сколь долго идут новости до нашей Англии.

Граф Риберак взглянул на главного герольда своего замка, сидевшего поблизости.

— У замка Вентандорн турнир был второго мая, — ответил тот без запинки, — а в Монпелье два дня спустя.

Рыцарь Лазоревого Дельфина с огромным сожалением вздохнул:

— Жаль, что не довелось нам увидеть подвиги рыцаря Серого Кота своими глазами. Ну да, возможно, еще увидим!

— И мне жаль! — ответил Риберак. — Если б присутствовал я в Монпелье или Вентандорне, обязательно преломил бы с ним копья. И тогда, если бы Господь был на моей стороне, еще неизвестно…

Но договорить он не успел: откуда ни возьмись, за спиной Риберака возник хихикающий и гримасничающий шут; и вновь шестеро заморских гостей почувствовали исходящую от него какую-то таинственную зловещую силу.

С этого момента события приняли совершенно неожиданный оборот.

— А ты не жалей ни о чем, граф, — воскликнул шут, — да устрой завтра поутру турнир под стенами собственного замка! Давно этого не было в нашем доме. Вот и вызови, мой тебе совет, на дружеский поединок любого из этих приезжих рыцарей, потому что, сдается мне, ничем не уступают они рыцарю Серого Кота! Да вдобавок, по-моему, все они его соотечественники!

— Так что же, значит, рыцарь Серого Кота тоже из Англии? — воскликнул Риберак. — А откуда, шут, тебе это известно, когда после турнира в Монпелье рыцарь Серого Кота вновь исчез и нигде больше не объявлялся?

— Многое мне известно, граф, очень многое, — хихикая, ответил Гондзелла. — Как бы ты удивился, если бы знал то, что знаю я, или хотя бы малую долю того!

— И что же ты еще знаешь, умник? — поинтересовался Риберак со смехом.

— Всего тебе, граф, и ведать не следует, — с хитрой ужимкой ответил шут. — Но вот, например, известно мне, что по крайней мере трое из шестерых этих рыцарей ничего не имеют против того, чтобы преломить с тобой копья, да и остальные не должны отказываться. Так что зови герольдов, назначай на утро славный турнир в честь графини Мелисенты и других прекрасных дам. Поспешай, потому что этим рыцарям не терпится продолжить свой путь к цели их странствий.

На миг в зале воцарилась полная тишина. Потом все вновь разразились восторженными криками.

Костя растерянно взглянул на рыцаря Лазоревого Дельфина, потом на Златко. Явно происходило что-то непонятное. Да кто же такой был этот шут, если и в самом деле он словно бы видел их всех насквозь? Не могли быть его слова случайными, определенно стоял за ними какой-то скрытый смысл…

Риберак поднялся.

— Если и в самом деле мои гости окажут мне честь, — начал он радостно, — то, может быть, и о завтрашнем турнире отважный Пейре Бремон ло Торн сложит сирвенту.

Доктор педагогических наук обвела своих спутников долгим взглядом, потом перевела взгляд на шута Гондзеллу. Ясно чувствовалась, что даже Александра Михайловна, всегда столь хладнокровная и невозмутимая, на этот раз тоже озадачена столь неожиданным развитием событий. К чему клонил этот загадочный маленький человечек, чего он хотел добиться? Говорил он так, словно и вправду знал, кто они такие на самом деле и зачем оказались в двенадцатом веке.

Правда, Петр, Костя и Златко действительно ничего не имели против участия в рыцарском турнире. Раз уж оказались в таком времени, как же без приключений!

— Ну что же, граф, — медленно проговорила доктор педагогических наук. — Вижу, что самой судьбой назначено преломить нам с тобою и всеми желающими славными рыцарями копья под стенами замка Риберак. Зови герольдов!