5. Победа за нами!

Все-таки турнир под стенами замка Риберак состоялся не на следующее утро, как предлагал шут Гондзелла, а через день. Потребовалось время, чтобы разослать приглашения окрестным рыцарям и соорудить деревянные трибуны для зрителей на большой поляне у западной башни.

Вообще-то, как разъяснил главный герольд Риберака приезжим английским рыцарям, у них на юге Франции обычно на подготовку турнира уходит не меньше недели, а то и месяца. Но в данном случае, раз таково пожелание графа, а вдобавок английские рыцари спешат в Марсель, чтобы скорее переправиться в Святую Землю, возможно сделать исключение.

Весь следующий день за стенами замка стучали топоры плотников, а по деревянному настилу подъемного моста гремели подковы лошадей — то герольды выезжали из замка, развозя во все концы приглашения на турнир и возвращались назад.

К вечеру начали прибывать приглашенные рыцари. Многие из них, не желая стеснять графа Риберака, разбили свои походные шатры за пределами замка, и темной южной ночью шестеро рыцарей из Англии могли любоваться редким зрелищем: повсюду горели костры. И слышно было, как отовсюду доносится легкий металлический лязг: оруженосцы да кузнецы в последний раз осматривали доспехи и устраняли мельчайшие неисправности.

А утром шестеро рыцарей из Англии под приветственные крики зрителей на деревянных трибунах, разукрашенных множеством пестрых флагов, выехали на зеленую арену и, выстроившись в ряд, стали ожидать противников.

Говоря по правде, настроение у всех было разным. Костя, Петр и Златко ощущали подъем и азарт: чем они хуже Бренка! Если удалось ему удержать такие громкие победы, значит, в самом деле ученые-антропологи правы, и за века, прошедшие с рыцарских времен, человечество стало покрепче и посильнее.

Верочка же до самого последнего момента робела и колебалась, стоит ли ей выезжать на ристалище или лучше сослаться еще на какой-нибудь обет, препятствующий ее участию в славных рыцарских утехах до полного освобождения Гробницы Спасителя?

Однако Александра Михайловна развеяла ее сомнения убедительным доводом:

— Вы же историк, Вера Владимировна! Вам предоставился уникальный случай окунуться в историческое событие изнутри, самой стать его непосредственной участницей. Мне, например, пожилому уже человеку, и то безумно интересно, а что же про вас говорить!

Внимательно посмотрев на Верочку, доктор педагогических наук добавила:

— А если вы опасаетесь быть выбитой из седла, так ничего зазорного в этом нет. Я, например, не боюсь. И самым славным из рыцарей доводилось иной раз терпеть поражения. Но лучше, конечно, настраиваться на победу. Вспомните-ка, как мы с вами лихо преломляли копья на лужайке на тренировках! И потом, раз мы все вместе, так вместе!

— Да нет, конечно, я не отказываюсь, — не очень уверенно отвечала на такие веские доводы Вера Владимировна, — я преломлю копья, если нельзя иначе…

Что же касается Лаэрта Анатольевича, рыцаря Раскрытой Книги, то он ничем не выказывал своих чувств. Впрочем, мог ли он проявить хоть тень робости, раз бок о бок с ним на ристалище выехала Верочка?!

На другом конце поляны, под приветственные крики зрителей, в ряд выстраивалась шестерка рыцарей-противников. Каждый из них выбирал место напротив того из заморских гостей, с кем желал сразиться. Приглядевшись к гербам на щитах, Петр увидел, что ему оказал честь сам граф Риберак, герб которого представлял белую графскую корону на золотом поле.

Громко затрубили трубы, графиня Мелисента, сидевшая на почетном месте под балдахином в окружении других дам, взмахнула белоснежным платком. Турнир был открыт.

Костя дал шпоры своему скакуну. В одно мгновение он забыл обо всем на свете. Ничего не осталось, только бешено несущийся навстречу противник, на гербе которого можно было разглядеть два скрещенных меча, да наконечник его собственного копья, нацеленный, как учил Златко, в самый центр этого герба на щите.

В следующее мгновение Костя услышал лязг металла, потом по трибунам прокатился единый тяжелый вздох, и оставалось только удивиться, до чего же легко он одержал победу. Казалось бы, рука, сжимавшая копье, почти и не почувствовала удара, однако в то же мгновение мимо пронесся конь рыцаря-противника с опустевшим седлом.

Промчавшись по инерции еще немного вперед, Костя остановил коня. Сердце у него пело от восторга. Справа и слева точно так же сдерживали своих коней рыцари Раскрытой Книги, Лазоревого Дельфина, Золотого Орла, Белой Лилии и Трех Львят. Видно и в самом деле за прошедшие века люди стали заметно крепче, потому что победа оказалась полной.

— Ой, да как же это! — услышал Костя растерянные слова рыцаря Белой Лилии, — Неужели это я…

— Я же вам говорила, Вера Владимировна, — хладнокровно отозвалась Александра Михайловна. — Ничего тут особенного нет. Не зря же после двенадцатого века человек еще столько развивался и совершенствовался. Но вообще-то все мы молодцы!