8. Приключения подходят к концу

— Мы спешим в Святую Землю, — оторопело отозвалась Александра Михайловна и машинально перевела взгляд с шута на южнофранцузское голубое небо.

Гондзелла повернул коня, ударил пятками в его бока, и, звеня бубенчиками, поскакал обратно в гору. Некоторое время все смотрели ему вслед.

— Никогда бы не подумала, что доведется нам в двенадцатом веке в такие передряги попасть, — задумчиво молвила потом Александра Михайловна. — Это уж ни на что не похоже: едешь себе себе в седле и вдруг сразу оказываешься на космическом корабле. И наоборот… Во что же это, интересно, мы превращались, когда нас переправляли через космическое пространство? В молнию? В какой-нибудь микроскопический сгусток материи?

— А во что мы превращаемся, когда мчимся сквозь время? — резонно спросил Лаэрт Анатольевич. — Тоже неизвестно…

А Петр, оказывается, думал о другом.

— Это что же, — медленно проговорил он, — значит, если сегодня только первое мая, то мы и не участвовали вовсе ни в каких рыцарских турнирах?

— Да нет, наверное, все-таки участвовали, — отозвался Костя, — раз про это хорошо помним. Но, похоже, никто, кроме нас, не будет этого знать, раз сегодня только первое мая, и мы сейчас же будем возвращаться домой.

— Ну до чего же хитро закручено! — воскликнул Петр. — Поучаствовали в турнирах, которых еще не было! А когда они состоятся на самом деле, то нас уже в двенадцатом веке не будет. Никогда еще у нас не случалось таких приключений!

Но тут Петр припомнил еще кое-что.

— Златко, Бренк, — начал он подозрительно, — отчего это Гондзелла… ну не Гондзелла, а этот галактический полицейский говорил, что мы просто не могли не прославиться в рыцарских турнирах?

Отчего-то такой вопрос навел на новую мысль и Лаэрта Анатольевича.

— Вспомнил! — воскликнул он. — Златко, Бренк! А для чего в наконечнике копья служит такая странная пластинка? Признаться, очень она меня удивила, да на время я про нее забыл из-за захлестнувших нас событий.

Златко и Бренк переглянулись, потом оба опустили головы. Наступила тишина.

— Ну ладно, — неохотно сказал наконец Бренк. — Вы свои люди, должны понять, что на всякий случай мы немного перестраховались. Это особая пластинка, она увеличивает силу удара копья. И в мече такая же есть. Ну не могли же мы, в самом деле, хоть раз потерпеть поражение! Представьте только, выбили тебя из седла, слетел с головы шлем… Сразу видно, что никакие мы не рыцари, а обыкновенные мальчишки. Что бы тогда было?! А так, сражайся в свое удовольствие! Есть, что вспомнить!

— Эх, вы! Да как же вы могли! — в великой досаде Петр потряс копьем. Я просто слов не нахожу! Да я и без этого победил бы на турнире!

Снова наступила тяжелая тишина. Златко и Бренк не поднимали голов. Петр отвернулся и стал смотреть на далекий силуэт замка Риберак. Потом послышался примирительный голос Александры Михайловны:

— Послушай, Петр! А ты попробуй взглянуть на это по-другому. Двух-трех, даже пятерых противников ты наверняка победил бы, нисколько не сомневаюсь!

— Еще бы! — угрюмо ответил Петр.

— Но и некоторые другие рыцари на это тоже способны, — продолжала бабушка. — А с этой пластинкой, согласись, ты совершил поистине выдающиеся подвиги, поэтому на тебя… на всех нас и обратили внимание эти… похитители.

— Ну и что? — мрачно отозвался Петр. — Лучше бы одного или двух победил, да зато сам!

— Петр! — строго сказала бабушка. — Задумайся вот над чем. Не будь этой пластинки в твоем копье, наверняка не было бы и всех последующих наших приключений. И преступники еще неизвестно сколько оставались бы безнаказанными. А так мы совсем не зря побывали в двенадцатом веке.

И доктор педагогических наук, тронув бока коня шпорами, первой поскакала по дороге, направляясь сначала к густому лесу, а потом к родному веку и дому. Впрочем, наверняка не за горами были и новые удивительные приключения.