2. Шесть рыцарей в квартире Трофименко

Златко горько улыбнулся:

— Это было бы просто, если б мы год знали.

Оставив его слова без внимания, Александра Михайловна задала новый вопрос:

— Мог бы ты переправить в двенадцатый век нескольких человек, с лошадьми, с вооружением?

Златко отчаянно махнул рукой.

— Мог бы, да только куда?! В какой год, в какой город?

Но тут он остановился и пристально посмотрел на Петину бабушку. Не такой она была человек, чтобы не понять ситуацию с полуслова. Вопрос свой она явно задала неспроста. И на лице Златко вновь проявилась несмелая надежда:

— Для этого энергии в моем блоке хронопереноса вполне достаточно. И нескольких скаковых лошадей найти нетрудно. С помощью копиризатора можно сделать доспехи и вооружение. Но все-таки, Александра Михайловна, я пока не совсем…

— У вас в двадцать третьем веке сейчас какой год? — поинтересовалась Петина бабушка.

— Две тысячи двести шестьдесят восьмой, — оторопело ответил Златко, не ожидавший такого вопроса. — Но…

— Значит, — невозмутимо сказала Александра Михайловна, — мы отправимся в тысяча сто шестьдесят восьмой год. — Скорее всего, Бренк выбрал именно его. По законам психологии, в таких случая обычно принимаются самые простые решения. И он просто-напросто отсчитал от вашего года ровное число веков. В данном случае одиннадцать. Интересно, а месяц у вас сейчас какой? Не май ли случаем?

— Май, — растерянно отозвался Златко. — Как и у вас сейчас.

— Ну вот видишь, — молвила Петина бабушка.

Петр восхищенно даже ударил в ладоши.

— Здорово! — воскликнул он. — Все правильно! Лично я бы так и поступил!

— Есть другой вариант, — продолжала Александра Михайловна, бросив на внука неодобрительный взгляд, — отсчет он вел от года своего рождения. Тоже психологически оправдано. В наше время, например, на вокзалах в автоматических камерах хранения люди обычно ставят шифром именно свой год рождения. Но для нас предпочтительнее все-таки первый вариант. Начнем поиски с тысяча сто шестьдесят восьмого года.

— Почему предпочтительнее? — не понял Костя. — Второй вариант тоже вполне логичен.

Доктор педагогических наук поправила очки.

— Да потому что, даже если он вел отсчет от года своего рождения и, значит, был в прошлом на десяток с лишним лет раньше, слава рыцаря Белого Кота наверняка окажется столь велика, что о его подвигах будут помнить и в тысяча сто шестьдесят восьмом году, когда мы там появимся. И мы все равно выясним, в каких турнирах он принимал участие, перенесемся, как я уже говорила, в то время и место и найдем Бренка живым и невредимым.

В комнате, похожей на музей из-за множества экзотических сувениров, привезенных Петиными родителями из дальних стран, воцарилась тишина. У Петра от восторга горели глаза. Костя восхищенно покачивал головой. Вновь, как случалось уже множество раз, Петина бабушка явила поразительную мудрость и прозорливость. Не было никаких сомнений в том, что она абсолютно права и, значит, спасение Бренка теперь только дело техники.

Златко тоже невероятно обрадовался; он изо всех сил хлопнул Петра по плечу. Но все-таки пробормотал с сожалением:

— Как же это я сам не догадался? Должен был догадаться…

— Нет, не догадался бы, — убежденно сказал Петр. — Это только так кажется, что решение лежит на поверхности. А на деле самые простые решения труднее всего находить, не каждому это дано.

Костя вежливо добавил:

— Тем более, тебе в твоем двадцать третьем веке и посоветоваться-то не с кем было. Не мог же ты кому-нибудь открыть, что Бренк исчез.

Златко согласно кивнул.

— Да, только одному Иммануилу… Но он тоже не смог догадаться!

Александра Михайловна обвела троих друзей испытующим взглядом.