2. Шесть рыцарей в квартире Трофименко

Видно было, что Лаэрт Анатольевич тоже опешил от неожиданности.

— Что же, у них там, в будущем, спасательные службы не действуют, что ли? — растерянно вопросил он. — Если путешествуют по времени, значит, должна быть отлажена страховка! Неужели и через три века еще не везде будет порядок?!

— Да нет, спасательные службы у них есть, — ответила за Петра Александра Михайловна. — Только не хочется посвящать их в это дело. Лучше будет, если Бренка спасем мы сами, собственными силами.

— Как же это мы его спасем? — с великим изумлением поинтересовался Изобретатель. — Ведь наверняка нужны какие-то специальные приборы, установки, конструкции… Ну, я не знаю, что именно. А у нас…

— Мы отправимся в двенадцатый век на лошадях, в рыцарских доспехах, сказала доктор педагогических наук и поправила очки. — В подробности посвятим вас по дороге. Ну как, вы, конечно, согласны?

Изобретатель сел на диван.

— Вы же среди нас единственный взрослый мужчина, Лаэрт Анатольевич, мягко сказала Петина бабушка. — Неужели мы должны отправляться в средневековье одни, без вас? Я, пожилой уже человек, трое детей, и Вера Владимировна, хрупкая женщина, без которой тем не менее не обойтись, потому что она историк.

Лаэрт Анатольевич ошарашенным взглядом уставился на Верочку. Он уже определенно хотел было что-то сказать, но как раз в этот момент учительница истории вдруг снова вскрикнула и тоже опустилась на диван.

Изобретатель так и застыл, приоткрыв рот.

Костя принялся протирать глаза.

Петр встал со стула, потом сел, снова встал. Голова его изумленно крутилась из стороны в сторону.

Было чему поразиться: вновь появился Златко, но не один, а с шестью оседланными лошадьми. Под седлами были роскошные, расшитые серебряными и золотыми нитями попоны.

Просторная комната сразу стала очень тесной. Кони били копытами по паркету, косили удивленные глаза на стены, увешанные индейскими луками со стрелами, африканскими копьями и масками, бивнями слонов и шкурами леопардов.

Оказалось, что кроме добрых скакунов в комнате появились еще и сложенные вдоль одной из стен рыцарские доспехи: шесть щитов, шесть шлемов с забралами, шесть копий, шесть мечей и еще масса каких-то металлических предметов неизвестного назначения.

— Вы не беспокойтесь, — сразу же сказал Златко, — доспехи только кажутся тяжелыми. Но изготовлены из легкого сверхпрочного сплава, носить их одно удовольствие. А вместе с тем они сверхпрочны, ни мечом их не пробьешь, ни копьем, ни стрелой, ни даже бластером. Словом, абсолютная безопасность!

— Я… я никогда не ездила верхом, — пролепетала Верочка. — Я… я никогда в жизни не решусь подойти к лошади…

Александра Михайловна посмотрела на Златко.

— Да это сущие пустяки, Вера Владимировна! — сейчас же сказал тот. — Я научу. И оружием легко научимся владеть. Как только перенесемся в двенадцатый век, выберем подходящее местечко, и я создам… э… временной оазис… ну, время там как бы остановится… и мы вволю потренируемся. У вас получится!

Лаэрт Анатольевич кашлянул.

— А что, с помощью вашего хроноаппарата можно и время останавливать? поинтересовался он с жадным любопытством.

— Ну не то, чтобы совсем останавливать, — уклончиво ответил Златко, а вроде как бы растягивать его. В нашем оазисе, скажем, мы потренируемся в верховой езде и владении оружием с неделю, а вне оазиса пройдет только минута-другая.

— Любопытно, любопытно, — начал Изобретатель, — я всегда считал, что время…

— Лаэрт Анатольевич, — остановила его Александра Михайловна, — все это Златко вам по дороге объяснит.

Изобретатель перевел взгляд на Верочку.

— Двенадцатый век это исключительно интересный период, — дрогнувшим голосом сказала учительница истории, — самый расцвет рыцарства. И как раз там, на юге Франции…

— Ну и чудесно! — перебила ее Петина бабушка. — Златко, ты понял? Мы отправляемся в конец мая тысяча сто шестьдесят восьмого года. Осталось только наугад выбрать место. Ну вот, скажем, у тебя на карте показан замок… э… Риберак. Красивое название, французское…

Костя бросил на Верочку восхищенный взгляд. Лаэрт Анатольевич тоже.

— Все готовы? — спросил Златко и запустил руку в свою черную сумку.