6. Узники неведомой темницы

Чернильная тьма, скрыв все вокруг, держалась недолго. Почти сейчас же она стала рассеиваться, вновь проявляя окружающий мир. Однако был он теперь совсем иным, чем еще несколько мгновений назад.

Исчезли зеленые виноградники, спускавшиеся по склонам горы. Исчезла узкая пыльная дорога, по которой только что ступали кони. Оказалось, теперь шестеро путешественников по времени, по-прежнему в доспехах, находятся в просторной комнате, напоминающей жилые покои замка Риберак. Было здесь такое же единственное крошечное окошко высоко под потолком, едва пропускающее свет, а мебель состояла из тяжелых дубовых скамей, стоящих вдоль стен, да большого стола в центре.

Боевые кони тоже пропали неведомо куда. Теперь все сидели не в седлах, а на одной из скамей. На скамье у противоположной стены лежали чьи-то доспехи, а также прислонен был к ней чей-то щит. Но в полумраке невозможно было рассмотреть, что на нем за герб.

Осмотревшись, доктор педагогических наук недовольно произнесла:

— Златко, ты что, уже перенес нас в замок Вентандорн? Предупреждать же надо, в самом деле! Все-таки мы не столь привычны к этим вашим штучкам со временем!

Но Златко, как и все остальные, удивленно озирался по сторонам.

— Да нет, Александра Михайловна, — отозвался он растерянно. — Я тут совершенно не при чем! И поражен ничуть не меньше вашего! Где мы теперь, я не имею представления.

— Ну, а кто же это мог сделать, если не ты? — спросила Петина бабушка, обращаясь, похоже, сама к себе.

— Мы все здесь, а шута с нами нет! — подал голос Петр. — А ведь только что я ехал с ним рядом!

Александра Михайловна покачала головой.

— Тогда наверняка его рук дело, — сказала она ровным спокойным голосом. — Другого объяснения я не вижу. Должно быть, вы все уже поняли, что это непростой человек. И что к двенадцатому веку, скорее всего, никакого отношения он не имеет. Может быть, он из будущего. Может, с какой-то другой планеты. Цели его неведомы, но все, что он делает, имеет какой-то смысл. Значит, неспроста он каким-то образом перенес нас сюда. Ну, ладно, давайте для начала попробуем определить, где мы оказались. Ясно, что в каком-то замке.

— Больше некому, конечно, это шут! — выпалил Петр. — Только на инопланетянина он не похож. Скорее, какой-нибудь злой волшебник. Я вполне допускаю, что они существовали в рыцарские времена.

— Может, и так, — легко согласилась доктор наук. — Я все больше убеждаюсь в том, что человек совершенно не знает мира, в котором живет. Так что и гипотезу про волшебника нельзя с ходу отметать. Припомните-ка, какая от шута исходила таинственная сила! Все ее чувствовали!

Костя подумал, что кого-нибудь из его спутников, может, стоит приободрить, и на всякий случай сказал, стараясь, чтобы голос прозвучал как можно жизнерадостнее:

— Волшебник не волшебник, а опасности никакой нет! Мы всегда может пустить в действие блок хронопереноса и выбраться отсюда либо в наш двадцатый век, либо в ваш двадцать третий, либо в какой-нибудь другой день двенадцатого века. Верно, Златко?

Однако люди были все закаленные, испытанные в разных прошлых передрягах. Даже Вера Владимировна не выказывала никаких признаков растерянности. Она спокойно сняла надоевший уже, наверное, шлем и положила рядом с собой на скамью. Ее примеру последовали все остальные.

А ответил на Костины слова вовсе не Златко. В дальнем углу комнаты, скрывавшемся в полумраке, послышался чей-то другой голос. Был он безмерно удивленным, растерянным и в то же время необыкновенно радостным. А самое главное все его очень хорошо знали.

— Нет, Александра Михайловна, пожалуй, что вы не в замке! А тебе, Костя, хочу сказать, что Златко не сможет пустить в действие хроноаппарат. Не будет он здесь работать! Думаете, я не пробовал?!

— Бренк!! - ахнул Златко. — Это ты?!

— Конечно, я! — ответил голос, и тут же из полумрака в самом деле появился Бренк в своей обычной зеленой куртке с оранжевыми горошинами. Неужели это вы?!

— Вот это да! — вскричал Костя. — А мы-то думали отправиться за тобой в замок Вентандорн, во второе мая!

— Вы-то как здесь оказались? И в доспехах? Вы что, тоже решили поучаствовать в рыцарских турнирах? — растерянно спрашивал Бренк, видимо, еще не до конца поверив в то, что рядом с ним его друзья. — И Вера Владимировна здесь! И Лаэрт Анатольевич!