1. Недобрые вести из будущего

Оказалось, почти целиком его занимает экран, на котором тут же возникло лицо улыбающегося Бренка. Бренк сказал:

— Златко, когда эта запись у тебя появится, я, может быть, уже вернусь назад. Ты меня прости, но я все-таки отправился на турнир. Чем я хуже Иммануила, который, как мы знаем, победил трех рыцарей на турнире в Тулузе? Но все-таки жаль, что я не сумел тебя уговорить. Такие приключения!

— Иммануил, — наморщил лоб Костя, — где-то я уже слышал это имя.

— Может, и слышал, — ответил Златко. — Он на необитаемом острове каникулы проводил до нас с вами. Наш товарищ. Он всерьез увлекается историей, и вообще-то это ему первому взбрело в голову самому поучаствовать в рыцарском турнире. А потом уж и Бренк загорелся.

— Так что еще раз прости и жди с победой, — закончил с экрана Бренк. А может, я уже и вернулся. Запись эта, я рассчитал, появится у тебя через два часа после моего отправления. А вернуться я рассчитываю еще до этого. Но на всякий случай сообщаю, что я в двенадцатом веке, в мае месяце, на юге Франции. На щите у меня нарисован серый кот, это я нашего Марсика скопировал. Так что я — рыцарь Серого Кота.

Бренк исчез с экрана. Вместо его лица появилась на нем какая-то географическая карта, по которой от пункта к пункту двигалась маленькая оранжевая стрелка.

— Он не вернулся, — глухо сказал Златко. — Уже целые сутки прошли, а его все нет. Может с аппаратурой что-нибудь случилось. А может, на турнире, не дай Бог какое-нибудь несчастье. Пока я всем сказал, что друзья пригласили Бренка провести пару дней на Луне. Но когда все откроется…

— Это в ваше время персональные компьютеры такие? — машинально и совсем невпопад спросил Петр.

Златко помотал головой.

— Да что ты, какой же это компьютер? Самая обыкновенная записная книжка. Ну, еще вдобавок мой школьный дневник. И небольшая справочная библиотека, мало ли что понадобится… Кроме того, возможность подключиться к любому информационному центру Солнечной системы в случае необходимости… Ну и вообще универсальное средство связи… А компьютеры у нас, если хочешь знать… да ладно, к делу это не относится!

Словно бы что-то сразу изменилось вокруг от таких слов человека из двадцать третьего века. Костя и Петр вдруг особенно остро ощутили, как невообразимо много будет знать и уметь человечество в будущем, и какая лежит между Златко и ними пропасть. Никак она не преодолима, несмотря на всю их долгую дружбу и все совместные приключения!

А особенно горькой была мысль, одновременно пришедшая им обоим: конечно, ничем они не могут помочь в поисках пропавшего Бренка. Так, погорюют вместе со Златко, и этим все дело кончится…

Но тут же Косте кое-что вспомнил.

— Златко! Вы однажды говорили… помнишь, на необитаемом острове, когда провожали Бартоломью Хита… что с любым человеком можно встретиться, в любое время, когда он живет. Так, значит, и с Бренком можно? А что, если заглянуть на рыцарский турнир как раз в тот момент, когда он на нем появился, да и узнать, что случилось?

— Можно было бы, — невесело отозвался Златко. — Да если б я знал точное время и место! Он же ничего толком не указал. Ты обратил внимание: в мае месяце, а год какой, неизвестно. Забыл, наверное, сказать. А может, специально тумана напустил. Вы ж его знаете!

Златко горестно взмахнул рукой.

— Ну почему я не отправился вместе с ним! Он же звал меня своим оруженосцем! Подумаешь, мне эта идея не понравилась! Зато были бы мы вдвоем! Вот Иммануил отправился на турнир вместе с Филиппом, хотя тому тоже поначалу не очень хотелось участвовать в этой затее. А на самом турнире увлекся, потом такие вещи взахлеб рассказывал!

— Ты не виноват, — мягко сказал Костя. — Ты же не знал, что он решится отправиться в прошлое один.

— Должен был я это знать, — глухо сказал Златко. — Что ж я с ним первый год знаком, что ли? Мы с самого рождения дружим!

— А что за карта на экране? — спросил Петр.

— Это я отыскал в памяти записной книжки карту юга Франции XII века. Видите, сколько городов! Тулуза, Бордо, Альби, Монпелье, Нарбонн, Ним, Каркасон, Марсель… И замков сколько! Эксидейль, Риберак, Вентандорн, Марейль… А год какой? И в мае месяце тридцать один день. Где же искать?