2. С двумя неизвестными

Аркадия Львовна выскочила в коридор и помчалась к учительской, громко стуча каблуками. Она уже забыла, что сама же требовала соблюдать полную тишину. Марина медленным движением положила указку на стол и, крадучись, тоже двинулась к двери.

Костя наконец сел и стал с напряжением смотреть в ту сторону, откуда слышались голоса. Он старался найти происходящему разумное объяснение. Лена Прудникова и Франческа Канарейкина тесно прижались друг к другу и замерли от испуга. Так же, без движения, не зная, что и подумать, сидели все остальные. И в этом общем замешательстве как всегда ярко проявились решительность и присутствие духа Трофименко.

— Тихо! Всем сохранять спокойствие! — выкрикнул Петр, вспрыгивая на стол. — Ничего страшного! Это же инопланетяне, разве не ясно?! Рано или поздно это должно было случиться! Нам повезло, мы первые!

— Они нас слышат! — с отчаянием произнес голос-невидимка. — Уходим!

Марина, крадучись, добралась наконец до двери. Но здесь она наткнулась на какое-то невидимое препятствие, завизжала и, как пуля, вылетела из класса, захлопнув за собой дверь. Как по команде, визг подняли и все остальные девчонки. Но Петр, возвышаясь над всеми, топнул ногой, требуя тишины, и она тут же настала, потому что Трофименко в шестом «А» не без причин уважали.

— Если это пришельцы, — задумчиво спросил сам себя Костя, — то почему они говорят по-русски? И почему мы их не видим?

— Ну ты даешь, Коська! — удивился Петр. — А вроде книги читаешь! И фантастику, наверное.

— И все-таки? — задумчиво спросил Костя.

— Не видим мы их просто потому, что они в самом деле невидимы! — Петр взмахнул рукой. — С их техническим уровнем это ничего не стоит. Ясно, они считают, что им еще рано вступать в Контакт с нами и только наблюдают. Но у них что-то случилось, и мы их услышали.

— Почему по-русски говорят? — поинтересовался Костя.

Петр отмахнулся.

— Ну кто тебе сказал, что по-русски? Может, мы не голоса их слышим, а мысли, которые они передают. А мысль это мысль, она на любом языке одно и то же значит.

— Это, пожалуй, правильно, — согласился Костя. Стоя на столе, Петр топнул ногой. На класс он больше не обращал никакого внимания. Ему было ясно, что настал великий исторический момент. Пора было приступать к Контакту. Раз уж пришельцы себя обнаружили, таиться и дальше им не было никакого смысла. Как мыслящие разумные существа, к тому же, явно опередившие землян в развитии, они должны были это понимать.

— Внимание! — громко сказал Петр, обращаясь в пустоту. — Внимание! Раз уж вы себя обнаружили, давайте поговорим.

В классе воцарилась мертвая тишина.

— Мы — земляне! Мы — шестой класс «А» школы номер 1441, а я его представитель. Зовут меня Петр, фамилия Трофименко. Отзовитесь! Мы же слышали ваши голоса. Ждем ответа!

В мертвой тишине послышался какой-то неясный шорох.

— Отзовитесь, мы готовы к общению! — повторил Петр и, осознавая всю историчность момента, даже торжественно поднял руку. Этим он как бы призвал в свидетели тех великих людей Земли, чьи лица смотрели с портретов на стенах — Чарлза Дарвина, Жоржа Кювье и Климента Аркадьевича Тимирязева.

Но ответом была только тишина; казалось, она все больше и больше сгущалась. Наконец в коридоре оглушительно загремел звонок.

— Ребята, а что если это всем нам только показалось? — очень тихо спросила Франческа, но ее вопрос потонул в грохоте, каким всегда взрывается школьная перемена. Этажи наполнились буйными голосами и шумом, кто-то снаружи дернул дверь.

— Эх, не успели, ничего не получилось! — с досадой молвил Петр, представитель шестого «А» и всех землян. — Если они не хотели вступать с нами в Контакт раньше, когда мы были одни, теперь тем более не захотят. И видимыми ни за что не станут. Эх, не повезло!

Костя встал. Для него стало очевидным, что надо делать.

— Что бы это ни было, — молвил он, — явление непонятное, аномальное. Совершенно нобходимо поставить в известность ученых.

Лицо Петра просветлело. Можно было, оказывается, еще что-то предпринимать, действовать, а не сидеть, сложа руки, и жалеть об упущенной возможности.

— Так что ж ты стоишь! — крикнул он. — Бежим! Только это не явление, это точно пришельцы!

— Звонить будем в академию наук, — рассудительно сказал Костя. Телефон узнаем по 09.

Схватив Костю за руку, Петр рывком вытащил его в коридор. Но тут же его взъерошенная голова снова просунулась в класс. Надо было отдать еще распоряжение всем остальным.

— Пока можете расходиться! Но чтоб все были готовы подтвердить, когда понадобится! Науке нужны свидетели… то есть очевидцы!

И для убедительности он погрозил одноклассникам кулаком.

В школьных коридорах, наполненных веселым народом, на оживленных лестницах, по которым Петр за руку тащил неторопливого Костю, никто, конечно, не подозревал, что только что в одном из классов происходило нечто таинственное. Не думали об этом и во дворе, у школьного подъезда. Легкомысленные девчонки прыгали по расчерченным на асфальте квадратам на одной ножке, а беспечные мальчишки гоняли в футбол теннисным мячиком.

— Играют! — возмущенно пробурчал на ходу Петр, — а тут, может, где-то рядом космический корабль стоит.

— Его бы давно все увидели, — возразил Костя, но Петр тут же нашел ответ:

— Да он тоже вполне может быть невидимым! Стоит себе где-нибудь возле школы, может, на метеоплощадке, там все равно никого никогда не бывает. И никто его не видит.