Во всем виноват зуб

Через некоторое время дедушка принял решение:

– Тузика оставим здесь, а потом приедем за ним.

– Но ведь он убежит, – сказала Лена.

– А что же делать? – развел руками дедушка. – Нас он не послушает, а Вася… Васе сейчас не до мамонта.

– А что с Васей? – тревожно спросила Лена.

– Видишь ли… я же говорил, что здесь тайна, – вот она постепенно и раскрывается. – И, заметив нетерпеливое движение девочки, остановил ее: – Не спеши – все узнаешь. Когда попадем домой, я все расскажу.

Дедушка ушел искать убежище для мамонта, а Лена бросилась к машине, открыла дверцу и растерянно остановилась: она еще никогда не видела, чтобы мальчики, да еще такие смелые, каким показался ей Вася, плакали так безутешно. Он даже не оглянулся, когда открылась дверца, а только всхлипнул.

Лена решительно убрала под тюбетейку выбившиеся светлые пряди волос. Готовясь как следует пристыдить Васю, она взглянула на него укоризненно и поджала губы. Но Вася опять всхлипнул. Лена только вздохнула поглубже и промолчала. Чем дольше она молчала и смотрела на Васю, тем быстрее проходила ее решительность. Она почувствовала, что в уголках ее глаз почему-то защипало, дышать носом стало трудно, и она беспомощно открыла рот.

Вася, конечно, заметил Лену, но он не мог сразу же совладать с собой и поэтому некоторое время плакал уже нехотя, по инерции: разогнался и никак не мог остановиться. Но на конец усилием воли он заставил себя успокоиться и спросил у Лены:

– Слушай, какой сейчас год?

– Где – какой год? – не поняла Лена.

– Ну, вот здесь. Где мы сейчас, – уточнил Вася.

– А он везде одинаковый, – растерялась Лена.

– Тем более… – уже начинал злиться Вася: на себя за то, что он так плакал, на Лену за то, что она видела, как он плакал, и за то, что она такая непонятливая. – Тем более. Неужели ты не знаешь, какой сейчас год?

– Ну, пятый…

– Какой, какой?

– Пятый, – уже твердо сказала Лена.

Вася недоверчиво покосился на нее и разозлился еще сильнее. Ему показалось, что Лена шутит над ним.

– Слушай, а тебе сколько лет?

– Мне? Двенадцать.

– Так почему же сейчас пятый год? В каком же году ты родилась?

– Я? – Лена все больше удивлялась и даже чуть растерялась. Она никак не могла понять, что от неё хочет Вася. – Я родилась в 1993 году.

– В каком, каком? – опять переспросил Вася и побледнел. Он решал новую, совершенно невероятную и очень мучительную для него задачу.

– В 1993 году.

– Значит… значит, сейчас 2005 год?

– Ну да, – совсем растерялась Лена. – Я так и сказала – пятый.

Слезы опять покатились по Васиным щекам, и, как он ни старался успокоиться и «рассуждать логически», из этого ничего не получилось.

Как только Лена увидела новый приступ Васиного горя, она поняла, что и ей самой очень хочется плакать. А когда ей что-нибудь хотелось, она обязательно это делала.

В машину заглянул наконец Женька. Он увидел, что Вася и Лена сидят рядом и дружно плачут, Женька открыл рот и испуганно спросил:

– Что случилось?

Ему никто не ответил. Вася только скрипнул зубами, но сейчас же новый поток слез покатился из глаз. Дело в том, что Вася слишком сжал зубы, и коренной зуб с дуплом невероятно заныл. Лена громко всхлипнула и уткнулась в платок. Женька тоже растерялся и на всякий случай потер кулаком глаза.

– Дома что-нибудь? – спросил он, но Лена отрицательно покачала головой. – Потеряли что-нибудь?

Вася, у которого зуб болел все сильней, пробурчал: «Нет», и вытер слезы. Женька вспомнил странное поведение Васи в электронке и, перестав тереть глаза, подозрительно спросил:

– Вася заболел?

– Дурак! – Вася окончательно рассердился на себя, на Женьку и на свой зуб. – Неужели ты не понимаешь, что я пролежал замерзшим пятьдесят лет!