Вулкан на колесах

Прямо перед электронкой стояли люди и смотрели в переулок, вливающийся справа в улицу, по которой двигалась электронка. Блестящая загородка красиво очерчивала ярко-зеленые газоны, на которых росли деревья и аккуратно подстриженные кустарники. Между загородками, занимая всю проезжую часть дороги, стояла огромная машина. По бокам ее плоского тела с прозрачной кабиной впереди выдавались чуть вздрагивающие выступы. Под кабиной беспрерывно и стремительно вращался архимедов винт, по которому скользила слегка дымящаяся серовато-зеленая масса. Над ней струился раскаленный воздух. Человек в блестящей кабине все время посматривал на архимедов винт и иногда касался блестящих рычажков, во множестве разбросанные на щите перед ним. И тут только Вася заметил, что машина не стоит на месте: она движется медленно, ровно, как корабль на тихой воде. Позади машины остается блестящее, как зеркальное стекло, зеленоватое, искрящееся на ярком солнце шоссе.

– Вот это и есть дорожная машина, – сказал дедушка. – Она тоже атомная. Сзади в специальном котле беспрерывно выделяется тепло в несколько сотен тысяч градусов. В этот огонь попадает грунт, который машина сама выбирает по бокам дороги – видишь, выступы по бокам. Они роют канавы по бокам будущего шоссе, а землю подают в атомный котел. Понятно, что земля не выдерживает такой невероятной температуры и плавится, превращаясь в лаву. Она подается вперед и по архимедову винту равномерно разносится по всей площади будущего шоссе. Вся машина катится на огромных, тяжелых валках, которые уплотняют лаву. Позади остается только готовое шоссе – каменное, почти базальтовое. Прямо-таки настоящий вулкан на колесах! – улыбнулся дедушка.

Вася с уважением обошел пышущую жаром, могучую машину. Она неумолимо ползла все вперед и вперед. Пока дедушка рассказывал, а Вася осматривал машину, она успела выложить несколько метров нового, еще тепленького шоссе.

– А где же она берет атомное топливо? – спросил Вася, чтобы показать себя солидным, думающим человеком.

– В этом-то и вся штука! – оживился дедушка. – Помнишь, как на уроках физики нам доказывали, что построить «перпетуум-мобиле» – вечный двигатель – невозможно. А вот эта машина, в сущности, вечный двигатель. Ты не удивляйся! Конечно, и она не вечна, но… дело в том, что для нее не требуется горючего. Вначале, когда ее построят на заводе и запустят в ход атомный котел, ей, конечно, горючее требуется.

А потом она сама добывает горючее из той земли, которую она же и расплавляет. Ты, конечно, знаешь, что многие редкие элементы рассеяны в земной коре – в песке, земле, камне – в таких ничтожных количествах, что добывать их раньше было просто невыгодно. А вот при такой машине стало выгодно. У нее есть специальный атомный сепаратор, который сортирует всевозможные элементы. Ненужные атомы сепаратор выбрасывает, и они идут на строительство шоссе. А редкие, нужные элементы сепаратор сортирует по своим кладовочкам-полочкам. Так что эта машина, строя шоссе, добывает еще и химически чистое железо, медь, серебро, золото, кобальт и многие-многие другие элементы. Некоторые из них сами служат атомным горючим. Понимаешь? Машина сама добывает себе энергию, сама перерабатывает ее и сама дает столько и такой продукции, как в прошлом целая группа заводов. Вот, брат, какая это умная и дешевая машина!

Лена, скромно слушавшая дедушку, вставила:

– И знаешь, Вася, на таких машинах водителями работают наши ученики-старшеклассники.

– Почему? – удивился Вася. – Неужели им доверяют?

– Управлять-то ею не очень сложно, – сказала Лена, – а вот регулировать, готовить к работе, – ужас до чего сложно! Но зато, знаешь, несколько дней поработаешь и сразу поймешь, как в лаборатории, какие элементы существуют, чем они отличаются друг от друга и в каком соотношении они встречаются в земной коре. Потом мы ходили на экскурсию в парк таких машин, когда опоражнивали их бункера, – каких там слитков только не было! Всякие-всякие!

– И золотые? – недоверчиво спросил Вася.

– Подумаешь, золотые! – презрительно сказала Лена. – Они большие, да толку в них мало. Они ведь сейчас почти не применяются в технике. А вот стронций, германий – вот это да!..

Женьке было скучно слушать эти научные разговоры, и он потащил Васю:

– Брось ты! Тоже мне интерес – шоссе заливать! Это и первоклассник сумеет. А вот дома строить – это действительно… Дедушка, поедем покажем! Вот это работа! Как только вырасту, обязательно стану строителем!

– Инженером? – ехидно сказала Лена и покровительственно улыбнулась. – Если ты хочешь знать, на той машине, что строит, нельзя работать даже инженеру. Профессор – он справится. Вот это машина так машина! А кем ты все-таки будешь? – насмешливо продолжала Лена. – Водителем атомки, строителем или просто инженером?

Женька смутился только на минуту и сейчас же ответил:

– Вот чудачка! Важно стать инженером. А кем я работать буду, это уж мое дело. Может, водителем, может, строителем, а может, и пекарем.

Электронка тем временем медленно подъехала к одному из новых искрящихся домов, и дедушка предложил:

– Слезай, приехали.

Кажется, ничего страшного в этих словах не было. Но сердце у Васи сжалось. Приехали – а куда? Как будто и в свой город, но в чужой и незнакомый дом. Ведь вот как иногда складывается жизнь: лег спать, проснулся, и ты сирота – ни родных, ни знакомых, ни даже дома. Один на всем белом свете. Вася опять еле удержался, чтобы не всхлипнуть.

– Снова зуб разболелся? – участливо спросил Женька.

Васе так захотелось стукнуть его, но ведь нельзя!..