«Профессорская машина»

И только один человек не радовался и не веселился. Он думал о том, что скворечню, на крыше которой пел скворец, мастерил он вместе с отцом. Он вспомнил, как он лазил на дерево, чтобы привязать птичий домик, и как мама кричала снизу:

«Слазь! Сейчас же слазь! Упадешь!»

И как отец, задрав голову, добродушно посмеивался:

«Здоровый парень – не сорвется. Я в его годы на мачты лазил».

Это было в «День птицы», и скворечню ставили не для скворцов, а для синичек, потому что скворцов в Васино время в этих местах не бывало.

И вот прошли годы. По-прежнему стоит на своем месте раскидистая береза с маленьким деревянным скворечником на вершине, и в нем уже живут веселые голосистые скворцы, а человек, который делал этот птичий домик, теперь не имеет ни дома, ни родных. Да… Если бы рядом не стоял Женька, который наверняка бы осведомился насчет больного зуба, впору было зареветь. Но делать нечего. Приходилось быть стойким и мужественным. В конце концов, люди переносили и не такие трудности. А тут просто вместо старого дома строят новый. Это ведь даже хорошо.

Пока Вася смотрел на скворечник, пока он думал о своей судьбе, Женька уже успел обежать стройку, вернулся и теребил Васю за рукав:

– Идем! Понимаешь ты, там такой дядька отличный есть – все объяснит. Идем!

Вася нехотя пошел за Женькой. Едва они свернули за огораживающий строительную площадку заборчик, Вася увидел, огромную, очень высокую машину с гибким хоботом. Над ней возвышался подъемный кран. Вот он взял прямо с автомашины оконный переплет с подоконником, задвижками и стеклом, поднял его и осторожно установил на нежно-розовую стену. Двое рабочих помогли крану поставить переплет на место.

К мальчикам подошел высокий загорелый человек в комбинезоне со множеством кармашков и застежек и спросил:

– Учиться пришли? Хорошее дело! А где же ваш учитель?

– Мы одни, – замирая, ответил Женька.

– Это хуже. Как бы не попали под кран…

– Да нет, дяденька! Мы тихонько. Мальчик вот приехал… издалека, никогда не видел такой машины.

Загорелый человек с интересом осмотрел Васю, его необыкновенную одежду и переспросил:

– Издалека, говоришь, приехал? Даже в телевизор не видал такой машины?

На первый вопрос Вася тактично не ответил, а отвечая на второй, сказал честно:

– Никогда не видел. Ни в телевизоре, ни так.

– Да, брат, далековато, видно, живете. Ну ладно, поможем. Раз такое дело, возьмусь за работу экскурсовода.

В это время подъемный кран поднимал второй оконный переплет, третий… десятый и наконец начал устанавливать двери, тоже совсем готовые – с ручками, электрическими звонками и почтовыми ящиками. Рабочие в это время подвели железные стены и закрепили их болтами. Дом сразу вырос на целый этаж.

– Заметили, что сделано? – спросил прораб. – Теперь смотрите дальше.

В огромной машине что-то зашуршало, загудело, и длинные хоботы опустились над металлической стеной, в которую одновременно уперлись небольшие, мелко дрожащие брусья с резиновыми набалдашниками-вибраторами. Из хоботов полилась пенистая огненная масса. Брусья задрожали еще сильней.

– Видел, как вибраторы работают! – сказал восхищенно Женька.

Через минуту хоботы и брусья присосались к другой стене, и опять полилась огненная жидкость.

– Что же это такое? – немножко испугался Вася. Раскаленный поток был слишком необычен.

– А вот это они стены делают, – пояснил, блестя глазами, раскрасневшийся Женька. —Туда воздух нагоняют, и они становятся такими… пузырчатыми.

– Куда нагоняют воздух? Кто становится пузырчатым?

– Ну, Вася, какой ты непонятливый! Это стены, значит. А воздух в них нагоняют…

– Ничего не понимаю, – честно признался Вася.

– И не мудрено, – вмешался инженер. – Тебе, парень, – обратился он к Женьке, – нужно как следует заняться русским языком. Даже рассказать толком ничего не умеешь.

– А чего ж тут такого? – удивился Женька. – Воздух же нагоняют туда? Нагоняют.