После грозы

Гроза кончилась через час. Тузик встряхнулся и просунул хобот в пещеру. Ребята выглянули на волю. По небу неслись рваные облака. Кустарник и лес были мокрыми и хмурыми, но гребни противоположных сопок уже сияли в солнечных лучах. Под высокой и необычайно яркой на фоне темных грозовых туч веселой радугой дышалось легко и привольно.

Растоптанный зверь лежал у входа в пещеру. Ребята осмотрели его, потрогали огромные темные когти, и им опять стало не по себе. Да… положение доисторических людей было не очень-то завидное. Но все-таки… Все-таки и они ведь выходили победителями. Правда, у них не было прирученных мамонтов…

Но через минуту Вася думал уже не о звере. Он думал о том, что следует позаботиться о собственном пропитании – на одних шишках не проживешь. Он спросил:

– Леска готова?

– Конечно!

– Сейчас сделаем крючок и начнем ловить рыбу.

Крючок был сделан без особого труда: костер горел, и металл можно было разогреть. Камней было сколько угодно, и поэтому крючок можно было отковать и даже сделать на нем жало. Воды повсюду было сколько угодно, и поэтому закалить его ничего не стоило. Сложнее оказалось найти блесну. Но Вася смело и самоотверженно решил использовать для нее пряжку собственного ремня.

– Она же не блестящая, – попробовала возразить Лена.

– Ничего. Мы ее песочком надраим – будет блестеть.

А когда уже все было готово для рыбной ловли, выяснилось совершенно непредвиденное обстоятельство: вздувшаяся после грозы река разлилась. Ее недавно прозрачные воды замутились. Она катила грязно-бурые, пенистые волны так стремительно, что прибрежный, затопленный водой кустарник и бурьян вытянулись в нитку.

– Да… в таких условиях не разловишься. Придется ждать, пока не сойдет вода, – оказал Вася.

Ждать можно было бы, но ведь хотелось есть. Лена доверчиво смотрела на всесильного Васю. Он понимал, что от его находчивости и мужественности зависит очень многое. И он принял решение:

– Что ж… будем охотиться.

– А как? – доверчиво и с интересом опросила Лена.

– А так… – не совсем уверенно ответил Вася. – Нужно будет сплести силки.

– А какие?

– Ну, это, знаешь, такие петельки из волос или нитки. Они расстилаются на земле. Птица ходит, клюет что-нибудь и незаметно ступает ногой в петельку. Потом идет дальше, а петелька затягивает ногу, и птица поймана.

– А если не попадется? – все так же доверчиво спросила Лена.

– Ну тогда… тогда… Да нет, она обязательно зацепится. Я сделаю сейчас лук и стрелы и начну охотиться.

Так и решили. Для тетивы была использована леска – все равно ловить рыбу придется не скоро. В кустарнике выломаны и с помощью каменного острого осколка очищены от коры тонкие побеги. Получились стрелы. Но первая же их проба показала, что стрелы слишком легкие. Они то взлетали вверх, то втыкались носом в землю, но никак не хотели попадать в цель.

– Слушай, Вася, а ведь доисторические люди делали на стрелах каменные наконечники.

– М-да… Пожалуй… А вот как они это делали?

– А помнишь, в учебнике истории написано? Или привязывали их жилами животных, или просто раскалывали дерево и вкладывали в расселину острый камень.

– Верно! – обрадовался Вася. – А потом еще мамонтовым волосом свяжем, и все будет в порядке.

Но порядок пришел не сразу. Вначале пришлось сделать нож – острый каменный осколок, – чтобы расщеплять кустарниковые побеги. Потом набить каменные осколки, которые походили бы на настоящие наконечники.

Пока Вася возился со стрелами, Лена успела не только сплести с десяток силков, но и промыть Тузику раны.

Солнце уже повернуло к западу, когда приготовления к охоте были закончены. Лена осталась в пещере, а Вася двинулся было к реке, чтобы там попытать охотничье счастье. Но Лена нерешительно остановила его.

– А вдруг… вдруг еще один пещерный хозяин наведается? – спросила она и с тревогой посмотрела на Васю.

– Так, видишь ли… видишь… – тянул Вася, вспоминая, что звери очень часто живут парами. Может быть, и этот еще неизвестный ему хищник тоже имел пару. Тогда второй зверь должен вернуться. Но потом, поразмыслив, Вася решил: – Ничего не будет, никто сюда не сунется.

– Ты думаешь?

– Конечно. Ведь у входа лежит убитый пещерный хозяин. Это – раз. Какой же зверь не испугается? Ну, пусть он храбрый, но ведь в пещере горит огонь. Это – два. Разве ж он сунется? И потом – Тузик. Он же будет стоять как самый верный сторож. Это – три. Он же теперь раненый и потому очень злой на всяких зверей. Так что бояться нечего. Только ты силки не забудь поставить.

– Хорошо, – согласилась Лена. – Я не буду бояться.