В яме

В снегу на дне ямы, куда он попал, Вася барахтался всего несколько секунд, но ему показалось, что прошло много времени. Он очень спешил освободиться от рюкзака и лыжных обломков. Наконец ему удалось с трудом встать на ноги.

– Нужно думать логически. Не надо спешить, – стараясь успокоиться, шептал Вася.

«Думать логически» – любимое отцовское выражение. Рассказывая о своих приключениях во время скитаний с поисковыми партиями на Севере, самые интересные места он начинал так: «Тогда я решил успокоиться и думать логически».

Оказывается, если человек умеет думать логически, то он обязательно найдет выход из любого, самого трудного положения. По крайней мере, отец всегда находил и всегда оказывался победителем.

Вася осмотрелся. Вверху, метрах в двух – трех над Васиной головой, в нависшем над ямой сугробе, виднелось отверстие. Через него лился неверный утренний свет, едва освещая просторную, с неровными стенами пещеру. Пахло сыростью, тленом и чем-то очень странным – как будто бы паленой шерстью.

Когда глаза привыкли к темноте, Вася разглядел в стенах пещеры прослойки льда, следы кирки, пятна сажи. Видно, золотоискатели жгли здесь костры, стараясь растопить вечную мерзлоту. Но порода оказалась неподходящей – бедной золотом, и они бросили эту глубокую яму-шурф. Яму занесло снегом, и вот Вася провалился в нее, как в западню.

Вверху зашуршали лыжи и раздался сдавленный от волнения Сашин голос.

– Вася! Вася Голубев! – кричал Саша, как будто на этой заснеженной сопке бегало с десяток Вась и среди них только один – Голубев.

– Здесь я, – нехотя откликнулся Вася, но, подумав, что Саша не услышит его и уедет дальше, испугался и закричал: – Саша! Саша! Я здесь! Я провалился…

Серенькое небо загородила Сашина голова. Когда Саша убедился, что Вася жив и почти невредим, он рассердился:

– Обязательно с каким-нибудь приключением! Ну как тебя угораздило?

– Ладно, брось, – мрачно ответил Вася. – Помоги лучше выбраться.

Обсудив положение, решили, что двух связанных за ремни лыжных палок будет вполне достаточно, для того чтобы с их помощью выкарабкаться из ямы. Но при первой же попытке ремни оборвались, и Вася грохнулся на больную ногу. Саша связал палки поясным ремнем. Дело пошло лучше. Вася поднялся на полметра, но дело застопорилось. Саша решил помочь и потащил палки на себя, поскользнулся и, сам чуть не угодив в яму, обрушил кучи снега. Вася долго отряхивался, а когда поднял голову, то увидел, что отверстие вверху стало побольше.

Палки связали снова, и Вася дотянулся почти до половины ямы. Саша кряхтел, сопел и помогал сам себе, приговаривая:

– Так… Еще разочек… Еще… Так…

Оставалось всего несколько сантиметров – и одна палка оказалась бы на поверхности, а половина Васиного пути пройдена. Но Саша слишком увлекся, перехватил палку и приналег на нее, как на рычаг. Палка не выдержала. Раздался треск, и Вася опять кубарем полетел вниз.

Неудача и усталость подействовали на обоих удручающе. Они сидели молча – один наверху, другой внизу – и ничего не могли придумать.

– Остается одно, – несмело сказал Саша: – идти за помощью.

– Нет! Ни в коем случае! – испугался Вася.

Это значило, что все узнают о его тайне, о его неудаче. Но это еще куда ни шло… А вот если узнает мама… Нет, надо попробовать еще раз. Они пробовали несколько раз, пока Вася в сердцах не крикнул:

– Чего ты все время снег сыплешь? И так за воротом полно.

– Ты знаешь, Вася… знаешь, – дрогнувшим голосом ответил Саша, – кажется, начинается метель.

Они опять замолчали. Вася посмотрел вверх. Над ним неслись снежинки. Края ямы как будто сблизились, отверстие стало меньше – снег заметал ее. Дело принимало серьезный оборот, и он решил:

– Ладно, спеши домой. Успеешь?

– Постараюсь, – несмело ответил Саша. – Мы слишком долго возились.

– Все равно нужно спешить.

– Хорошо… Но у меня всего одна палка. Ты это учитывай.

– Ладно. Но ты спеши! И, слушай, оставь мне консервы.

– Да. И топорик. Ты пока что подруби стенки ступеньками. Будет легче вылезать.

– Об этом нужно было думать раньше – вскипел Вася – Пятерочник несчастный! Тебе бы только стишки писать… А я вот сиди! Если бы мы сразу подрубили стенки, я бы уже выкарабкался.

– Почему же ты об этом не подумал?

– Ведь топорик-то у тебя?

Саша вздохнул и извиняющимся, примирительным тоном сказал:

– Ну, я пойду… Ты тут не очень волнуйся. Хорошо?

Вася не ответил. Хотя будущее не обещало ему ничего приятного, он решил быть твердым, смелым и стойким.

В яме было холодно и пахло чем-то паленым. Вася поел мороженого хлеба с мороженой колбасой – бутерброды уже успели промерзнуть, консервы он поленился открыть – и заел обед сыпучим, колющимся снегом.

– Рассуждая логически, – вздохнул Вася, – на Северном полюсе и то живут лучше. Там у них и палатки, и радио, даже артисты в гости приезжают. И, потом, спальные мешки. Залезешь в них – и спи при любом морозе.

Он выбрал местечко в уголке, свернулся клубочком, подложил под голову рюкзак и решил немного отдохнуть.

Метель завывала сильней, а дыра темнела и темнела. Снег через нее сыпался реже, и наконец все стихло – метель снова затянула сугробом яму-шурф. Но Вася этого не заметил, как и не вспомнил, что не посоветовал Саше отметить яму снаружи – ведь метель могла замести лыжню. Он не думал об этом, потому что спал.

Очень плохо ложиться спать поздно, даже готовясь к поискам мамонтового зуба.