История голубых людей

На этот раз из пола и стен выросли уже не кровати-диваны, а, скорее, кресла-диваны – не очень просторные, но мягкие, будто обволакивающие тело. Миро быстро приладил к ним систему проводов, наушников и переносных пультов управления. Поглядывая на Шарика, он на секунду задумался и спросил Юрия:

– Как ты думаешь, по какой программе следует обучать Шарика?

Миро говорил так, словно Юрий всю свою жизнь жил с голубыми людьми и все знал на их розовом свете.

– Миро, ты не ошибся? – тревожно спросил Юрий, уже догадываясь, что кое-что из того странного, что происходит с собакой, он начинает понимать. – Ты уверен, что Шарика нужно обучать?

– Нет, конечно, не ошибся. Ведь когда мы подсоединили вам обоим обучающие аппараты, он не брыкался и во сне прослушал, а значит, и запомнил всю программу первоначального обучения языка.

– Это выходит… выходит, что Шарик знает ваш язык? Язык голубых людей? – Глаза у Юрия были широко открыты, а руки он прижал к груди. – Что с тобой? – немного растерялся Миро. – Почему ты так удивляешься?

– Понимаешь, ведь Шарик собака…

– Ну и что?..

– Ну… ну, как бы это объяснить…

– Подожди. Давай прежде всего выясним, что такое собака. Рассказывай.

– Ну-у, собака….собака-это… Это друг человека. Животное такое. Говорить оно, конечно, не умеет, но кое-что понимает.

– Но если она не умеет говорить, то как же она может быть другом? – строго спросил Миро. – Ты ничего не путаешь?

– Да нет! Конечно же не путаю… Она действительно не умеет разговаривать. И все-таки собака – Друг человека. Друг потому, что она постоянно живет вместе с человеком, помогает ему во всем. Например, она охраняет стада от волков. На собаках можно ездить, и… Да вообще много чего делает собака.

– Та-ак. А что именно делала эта собака? – Миро кивнул в сторону Шарика. – В чем выражалась ее дружба?

И тут Юрка окончательно растерялся.

В самом деле, почему Шарик считался его другом? Стада или отары он не охранял, потому что, кроме Шарика, никакой живности в семье Бойцовых не было. Ездить на Шарике никто не ездил. Охотиться никому не приходилось, да и сам Шарик вряд ли был приспособлен к охоте. Хотя по временам в нем и просыпалось нечто древнее, жестокое.

Словом, выходило так, что Шарик хоть и считался другом, но доказывать свою дружбу не доказывал. Нельзя же было всерьез считать заслугой Шарика его тявканье из своей конуры, когда кто-нибудь стучал в калитку. Скорее, он больше мешал людям своей показной бдительностью, чем помогал им.

Бойцов растерянно и сожалеюще посмотрел на безмятежно дрыхнущего Шарика, встретился с требовательным, ожидающим взглядом Миро и нерешительно кашлянул.

– Ну… это… Конечно, я не скажу… Но все-таки…

И тут он со всей очевидностью понял, что, несмотря на то что Шарик и в самом деле был не слишком полезен и без него семье Бойцовых не грозили никакие беды и невзгоды, он все-таки был настоящим другом. Почему так получилось – Юра еще не знал, но, перехватывая сердитый взгляд Миро, сам слегка рассердился.

– А что, ты разве считаешь, что друг может быть только тогда другом, когда он полезен? А если он просто… Просто такой, без которого скучно, с которым все делается легче и быстрее, которому веришь несмотря ни на что, который всегда и везде пойдет за тобой даже в самую страшную переделку и не упрекнет за это, – разве такой не может быть другом?

Миро перестал сердиться и задумался.

– Пожалуй, ты прав, – сказал наконец он. – Друг – это не только тот, кто полезен. Хотя, конечно, бесполезный друг тоже не находка. И все-таки ты прав – другом может стать не всякий. Но если кто-то стал другом – его нужно беречь.

– Точно! – воскликнул Юра. – Ведь может же быть так, что просто еще негде было проявить свою настоящую дружбу. Событий таких не оказалось – и все. Зачем же сомневаться в дружбе без причин?

– Ты думаешь?

– Конечно! Изменятся события – и «бесполезный» друг делается самым полезным, самым необходимым. Потому что он – Друг.

– Ясно! Так будем учить Шарика дальше или не будем?

– Я даже не знаю… А как у вас на Розовой земле?..

– Гм… У нас?.. У нас, понимаешь, с животными как-то не дружат. У нас дружат с морскими рыбами.

– Как так – с морскими рыбами? – удивился Юрий.

– Да вот так. Плавают с ними, играют, кормят иногда. А они достают со дна моря разные интересные или полезные вещи.

– И вы их тоже учите своему языку?

– Нет, зачем же… Мы просто обучаем их некоторым приемам, обучаем понимать некоторые наши звуки и движения, а сами учимся понимать ихние.

– Во-во! Точно так же и мы с собаками. Точно так же…

– Ну раз так, значит, обучать Шарика не будем.