Шарик рассказывает о себе

Все задумались, и Зет закричал второй раз.

– Послушайте! – кричал Зет, и его доброе, с оттопыренными ушами лицо, кажется, порозовело. – Послушайте! Если Шарик не умеет говорить, потому что у него не так устроен язык, то ведь думать-то он умеет?

– То есть как это – думать? – не понял Миро.

– Ну так. Очень просто. Думать Шарик обязан? Пусть плохо, пусть кое-как, но думать-то он обязан?

Все опять на мгновение примолкли, и Тэн солидно согласился:

– Обязан. Потому что если он не будет думать, так он даже не поест…

Тэн хлопнул себя по лбу и сурово сдвинул брови:

– Кстати, вам не кажется странным, что Шарик живет, невероятно растет, а его, в сущности, никто не кормит.

Квач расхохотался.

– Здорово! Выходит, Шарик сам себя питает? Неужели он знает формулы?

– Он, наверно, не формулы знает, – буркнул Тэн. – Он знает, где хранятся карточки, и умело пользуется ими.

– Недаром он все время сидит на кухне.

– Послушайте! – опять закричал Зет. – Но раз он умеет пользоваться нашей кухней, значит, он мыслит! Так ведь?

– Выходит, – милостиво согласился Миро.

– А раз он мыслит, значит, мы можем с ним разговаривать. Ведь он знает наш язык.

Он понимает язык, но сам говорить не может. Но если он может думать на нашем языке, то…

– Точно! – крикнул Квач.

– Пожалуй, это идея, – сказал Миро.

– Можно попробовать, – решил Тэн.

Юра молчал. Получалось невероятное. Шарик не умеет разговаривать потому, что у него не так устроен язык и он не может произносить нужных слов. И в то же время с ним можно разговаривать, потому что он мыслит. Но ведь нельзя же свою мысль передать другому без слов.

Ведь слова для того и существуют, чтобы передавать мысли. Но если Шарик не может разговаривать, то он не может и передавать свои мысли. В чем же дело?

Теперь Юрий не спешил высказывать свои мысли и недоумения. Жизнь среди голубых людей научила его поспокойней относиться к кажущимся на первый взгляд несуразностям. Мало ли чего напридумывали ученые с далекой Розовой земли!

Бойцов привычно посмотрел на Зета, но тот уже поднялся со своего кресла-кровати и медленно, как будто на спину и плечи ему повесили непомерный груз, продвигался к коридору. У двери он обернулся и медленно, с трудом улыбаясь, сказал:

– Сейчас все сделаем.

Квач тоже поднялся и тоже медленно пошел вслед, но остановился у дверей. Юрий внимательно следил за ними, но ничего удивительного заметить не мог, пока Зет не передал Квачу четыре блестящих легких шлема – точно таких, какие были надеты на космонавтах в те часы, когда они бродили по земляничной полянке на Голубой земле.

Квач, все так же медленно, натруженно шагая, вернулся к креслам и раздал шлемы товарищам. Юрий повертел шлем и вопросительно посмотрел на Квача. Тот недовольно поморщился:

– Все забываю, что ты с другой Земли и тебе все приходится объяснять. Это… Слушай, Миро, объясняй, у тебя получается лучше.

Миро несколько минут глубокомысленно молчал и морщил лоб. Потом отрывисто и подозрительно спросил:

– Ты знаешь, что при всякой работе выделяется энергия?

Ну, это-то хоть немного Юрий проходил и смело ответил:

– Не совсем так. Для производства всякой работы необходима энергия.

– Правильно! Тогда мне легче. Ну так вот, когда мы мыслим, наш мозг тоже работает и, значит, вырабатывает энергию для производства этой работы. А ты знаешь, что всякую энергию можно так или иначе уловить?

– Факт… знаю, – не очень уверенно ответил Юрий, но, подумав, уже смело подтвердил: – Факт, знаю.

– Ну так вот, энергия, которую вырабатывает мозг, в общем-то мала. Для работы клеток мозга и, следовательно, для мышления ее, правда, достаточно, но улавливать ее трудно. Еще и потому, что в процессе мышления участвуют многие участки мозга. Вот… А наши шлемы улавливают эту энергию, усиливают ее и передают в пространство. Другие шлемы на других людях ловят эту энергию, тоже усиливают, и другой человек может знать, что думает его сосед. Понимаешь?

Ну, сказать, что Юрий все сразу понял, – значит соврать. А когда понимаешь не все, то задаешь вопрос самый простой, который может помочь понять более сложный.

– Из чего сделан этот шлем? – не очень уверенно спросил Юрий, опасаясь, что над ним могут посмеяться.

Но ребята не смеялись.

– Это очень сложный состав – мы и сами его еще не знаем. Но ты ведь понимаешь главное?

– А чего ж тут не понимать! – с долей гордости пожал плечами Юрий. – Надеваем шлем, начинаем думать. Мозг вырабатывает энергию…

– Совершенно верно, – с уважением поддакнул Тэн, но Юрий не обратил на него внимания.