На ничьей земле

Одним словом, ничего особенного: степь как степь. Обыкновенная саванна или прерии. Притом безжизненные.

Но чем дольше двигались локаторы, чем надежней глаза и, главное, сознание привыкали к окружающему, тем больше интересных деталей открывалось перед космонавтами.

Всех, например, удивили длинные и узкие полосы-просеки в сплошной стене разнотравья. Они были такими ровными и прямыми, что сразу подумалось, что ничто живое, кроме человека, разумного существа, не могло их провести.

– Как каналы на Марсе, – вслух подумал Юра, но его никто не поддержал.

– Удивительно, что травы здесь необыкновенно высокие, – задумчиво протянул Зет.

И тут только стало понятным, что травы на степном материке планеты Красных зорь и в самом деле очень высокие – наверное, метра два, а то и три вышиной.

– Может быть, это дороги? – спросил-Квач.

– Не думаю, – ответил Тэн. – Как видите, на дне этих травяных каналов обгрызенные стебли. Как будто их кто скосил… А может быть, сгрыз…

И в самом деле, травяные просеки были в пеньках срезанных трав.

– И замечаете, – сказал Зет, – нигде не видно скошенной травы. Если бы это были дороги, трава лежала бы на обочинах. А ее нет.

– Точно! – обрадовался Квач. – Но тогда что это?

– Посмотрим, посмотрим, – уклонился от ответа Тэн.

Они опять смотрели на разнотравье, но ничего подозрительного не заметили.

На фоне более светлого неба мелькнула какая-то большая и несуразная тень. Она медленно, словно нехотя, покачивая большими треугольными крыльями, проплыла над степью и скрылась.

Следя за нею, все увидели, что далеко, почти на горизонте, стоят одинокие деревья – огромные, развесистые, как рощи. Но это были именно отдельные деревья, потому что на фоне неба виднелся только один ствол. Потом, когда локаторы повернулись, на экран выплыли целые рощи таких деревьев. Возле них различалось смутное и еще непонятное движение.

Присматриваясь, Юрий увидел, что над деревьями кружат все те же странные угловатые тени. Конечно, несколько минут назад он мог бы немного испугаться, просто растеряться, но теперь этого не произошло. Мозг у него работал удивительно четко и ясно. И он сказал:

– Видимо, в этих рощах гнездятся ящеры. Никто не удивился Юркиной проницательности. Только Миро строго спросил:

– Ты думаешь, это ящеры?

– Конечно! – уверенно ответил Юрка, и у него в голове быстро, как будто их листал бешеный ветер космических странствий, промелькнули страницы школьного учебника.

Теперь его знания, казалось бы, совершенно ненужной древней науки об истории Земли неожиданно пригодились и сравняли его с людьми более высокой цивилизации. Теперь спрашивал не он, а спрашивали его. И он смело ответил:

– Конечно! Но раз есть летающие ящеры, значит, есть и ползающие или шагающие. Мне даже кажется, что эти самые коридоры в траве сделали как раз они.

– Возможно!

– Факт, возможно! Они тихонько ползут или идут по траве, едят ее, а за собой оставляют целый канал. Как на Марсе.

– Что это ты второй раз вспоминаешь Марс?

– Это планета такая – наша соседка. И вот в телескоп на ней заметны прямые линии. Наши астрономы назвали их каналами и даже считали, что раз они такие прямые, то их обязательно вырыли разумные существа. А тут, как видите, такие каналы прогрызли неразумные существа.

Локатор все полз и полз, и в экранах наплывали все новые и новые картины. Но все они напоминали то, что космонавты видели в начале разведки: разнотравье, купы огромных деревьев, просеки в травостое, летающих ящеров.

– Ладно! – решил вдруг Зет. – До утра еще несколько часов. Раз есть ящеры, значит, цивилизации нет. Давайте поспим, а с утра приступим к главному.

Не согласиться с этим было невозможно.

Выросли обыкновенные кровати-диваны, и все с удовольствием улеглись.

Зет уже сквозь сон спросил у Тэна, которому передал дежурство:

– Может быть, выключим нейтринную защиту?

– Нет, нужно быть осторожным! – решительно ответил Тэн.

И все вдруг почувствовали, что, хотя пока все обошлось как нельзя лучше, успокаиваться еще рано: неизведанные планеты могут преподносить неожиданные сюрпризы. И терять бдительность не рекомендуется.

– Во всяком случае, – сказал Миро, – посадка уже сейчас кое-что дает нашей цивилизации. Планета Красных зорь вполне пригодна для переселения.

– Посмотрим, посмотрим, – пробормотал Тэн и вдруг рассердился: – Спать, спать, товарищи! Завтра трудный день.

– Особенно если учесть, – буркнул Квач, – что нас могут нагнать первые телеграммы Розовой земли.

Тут все замолчали, потому что такие телеграммы могли быть. И в этих телеграммах мог быть приказ немедленно возвращаться домой. Все вздохнули поглубже, но устроились поудобней. А едва успели сделать это, как заснули.

Понимаете, заснули самым обыкновенным образом на неизвестной ни одной цивилизации, удивительной планете Красных зорь.

И спали они так, как будто ничего не произошло и как будто их не ожидало ничего необычного.