Предательство роботов

Над планетой бушевали красные зори. Горизонт был чист и сказочен. Краски менялись торжественно и величаво – планета провожала своих первооткрывателей. И ничто не омрачало горизонта, даже черные тени летающих ящеров – их разогнал Шарик. Он все еще кружился вокруг корабля, путаясь в своем непомерно большом для него комбинезоне.

– Что мы с ним будем делать? – спросил Зет. – Ведь он наглотался бактерий.

Юрий задумался и вспомнил, как он когда-то болел корью. Тогда в больнице его поместили в отдельную маленькую комнатку, которая называлась боксом. Из этой комнатки бактерии кори уже никуда не девались – они гибли в боксе.

– Нужно сделать для него бокс, отдельную комнатку. Это ведь можно?

– Да, но…

– Но ведь Шарик и так всю дорогу просидел на кухне.

– Тогда он ел…

– А теперь ему есть не требуется.

– Но ему нужно как можно больше двигаться…

– Вот и пускай прыгает…

Конечно, Юрий сам понимал, что он чересчур сурово поступает с Шариком, на которого он до сих пор еще сердился за его непрости-. тельный поступок, но другого выхода не было. И Шарик после дезинфекции был помещен в специально созданный бокс.

Зет подал команду:

– По местам! Приготовиться к взлету! Корабль дрогнул и стал подниматься над планетой Красных зорь. В экранах внешнего обзора поплыли все расширяющиеся горизонты, потом блеснули кромки двух океанов, зори в небе, ледяные шапки полюсов. Космонавтов тихонько и осторожно прижала в креслах-кроватях вновь появившаяся сила гравитации: корабль набирал скорость.

– Ну вот, ребята, – довольно сказал Квач, – с первой передрягой мы в общем-то справились. Теперь нужно быть поумнее, и главное…

Но что, по мнению Квача, было самым главным, узнать так и не удалось. Включились роботы с противными металлическими голосами. Они опять начали передавать телеграммы Центрального Совета:

«Экипаж справился с необычными трудностями, и, несмотря на очень серьезные нарушения кодекса космонавта и специальных инструкций, за которые следовало бы вернуть корабль на космодром. Центральный Совет все-таки находит возможным разрешить дальнейшее выполнение задачи».

– Ура! – закричали на своем языке Миро, Зет, Тэн и Квач.

– Ура! – закричал на русском языке Юра. Но на роботов эти крики, конечно, не подействовали. Они продолжали читать текст телеграммы:

«Однако экипажу следует понять и исправить свою главную ошибку, которая выражается в том, что на борт были взяты два малолетних жителя очень симпатичной, судя по информации. Голубой земли. Экипаж забыл, что их самих отпустили родители, которые постоянно следят за их поведением и самочувствием; забыли, что за них отвечает перед родителями вся Розовая земля; забыли, что уровень цивилизации нашей Земли и, главное, сознательность ее обитателей пока что еще выше, чем обитателей Голубой земли. Экипаж забыл, что эти и многие другие факторы позволяют нам отправлять космические корабли с такими экипажами. Наконец, экипаж забыл о так называемом космическом парадоксе времени.

Напоминаем его: при скоростях, близких к скоростям света, с которыми так или иначе, а должны летать наши корабли, время исчисляется совсем по другим законам, чем на Земле. И если на нашей Земле мы уже умеем управлять этим временем, использовать законы парадокса времени и обеспечивать встречу родителей и детей даже после длительных космических путешествий – на Голубой земле делать этого пока еще не умеют, и, следовательно, два малолетних пассажира космического корабля, даже благополучно приземлившись после путешествия на своей планете, уже не застанут своих родителей.

Допустить этого нельзя, даже если самим малолетним пассажирам сейчас кажется, что в этом нет ничего страшного, и они готовы пожертвовать всем ради получения дополнительных знаний, накопленных на Розовой земле».

– Это верно, – дрогнувшим голосом сказал Зет, – о парадоксе времени мы не подумали.

– Мы много о чем не подумали, – буркнул Тэн.

«…Но горе родителей, близких, сограждан – а судя по полученной нами информации, страна, в которой живут ваши пассажиры, очень гуманная и очень близкая по духу к нам – будет безутешно. Никто не имеет права причинять незаслуженное горе другим. Поэтому Центральный Совет Космических Исследований принимает окончательное решение: поблагодарить наших гостей за мужество и смелость и вернуть их на свою Голубую землю».

– Юра! – жалобно закричал Зет. – Юрочка… – И Зет вдруг разревелся. Разревелся, как самая обыкновенная девчонка.

Покраснели глаза и у мудрого Миро. Даже Квач и тот отвернулся и зашмыгал носом.

А роботы бесстрастно продолжали свою информацию:

«Мы обещаем, что в ближайшее время, как только получим подробную информацию о Голубой земле, мы высадим на нее специальную экспедицию для передачи знаний и более полного знакомства. И если ваши пассажиры настоящие мужчины (впрочем, на языке голубых людей слово „мужчина“ звучало как „люди“ и фразу эту можно было понять и как „настоящие люди“), они поймут, что даже своим знакомством с нами они отстояли честь своих сограждан.