Мужские решения

Юрий покраснел и потупился. Ему очень не хотелось рассказывать о своих неприятностях. Но еще больше не хотелось отступать – ведь он только что прикоснулся к самой большой тайне, которая когда-либо бывала на его Земле, той самой, которую космонавты называли Голубой. И вероятно, называли справедливо. Он сам читал, что из космоса его родная Земля кажется голубой и зеленой. Об этом писали космонавты. И это же самое увидели…

Нет, теперь сомнений не было – перед ним за столом сидели именно незнакомые космонавты. Они прилетели с какой-то другой планеты и теперь спешили еще дальше. А раз так – можно им рассказать все по-честному: все равно на Земле никто ничего не узнает.

Но с другой стороны, единственным представителем Голубой земли на корабле является Юрий. Шарика можно не считать. Значит, по поведению Юрия люди другой планеты будут судить о всех жителях Земли – белых и черных, желтых и краснокожих. В эти критические минуты Юрий отвечал за всю Землю! Один за всех!

И первое, что он хотел сказать, было: «Ничего особенного со мной не произошло. Никаких неприятностей».

Но если он скажет так, то хоть и спасет одну сторону чести землян, но зато уронит другую. Ведь при этом он должен будет соврать. А что может быть противней лжи? Нет, настоящий мужчина никогда не унизится до лжи. В крайнем случае, он промолчит, но не соврет. Правда – вот девиз настоящего мужчины. А для того чтобы принять решение, настоящий мужчина должен знать как можно больше. И поэтому Юрий спросил:

– Слушай, Зет, а почему вам важно знать, какие у меня неприятности?

– Потому, что, может быть, мы поможем тебе.

– Вряд ли… – сомневаясь, покачал головой Юрий. – У меня ведь они… личные. Их можно просто не понять.

– Ну знаешь ли!.. – рассердился Миро. – Можно подумать, что ты какой-то особенный. Неповторимый.

– И потом, откуда ты знаешь, может быть, и у нас такие же или, вернее, похожие неприятности? – мягко сказал Зет, и все переглянулись.

Юрий задумался. В самом деле, что он знал о голубых людях? Ровным счетом ничего. Так почему он должен думать, что они плохие и поймут его неправильно? Может быть, потому, что сам он чувствовал, что поступил неправильно, и теперь стыдится собственных поступков? Но голубые-то люди тут ни при чем.

– В общем, так, товарищи. Мы поругались с отцом. И я ушел из дому. Вот…

– Та-ак… Почти понятно, —. усмехнулся Квач, и все опять переглянулись.

– Теперь давай уточним. Почему ты поругался с отцом?

– Понимаете, отец все время меня ругал, что я ни о чем не думаю, что я… бездельник. Что он в мои годы уже работал и учился, а я даже учиться как следует не умею… или не хочу. И еще он говорил, что я безвольный, бесхарактерный и настоящего мужчины из меня никогда не получится. Ну вот… Сколько же можно терпеть оскорблений? Я разозлился и ушел.

– Что же ты собирался делать после ухода из дому? – допытывался Миро.

– Не знаю… Вернее, знаю… Но… – Юрий опять вздохнул и покраснел так, что сам понял: в сущности, он был очень смешным и глупым человеком, когда принимал такое решение. – Но я собирался пожить немного в лесу, пока меня не перестанут искать… А потом пойти работать. А вечером – учиться.

– А у вас учатся вечером? – удивился молчаливый Тэн. – Странно…

– Нет, учатся и утром и днем. Словом, кто как хочет.

– А ты хотел вечером?

– Да.

– А отец хотел, чтобы ты учился утром?

– Нет, дело не только в этом. Мне просто надоело быть маленьким. Понимаете? Все время маленьким! И то нельзя, и это невозможно! И я всегда виноват. Как будто взрослые во всем везде раз и навсегда правые, а я, потому что еще не успел вырасти, обязательно виноват. Мне это надоело. И я решил быть взрослым! Пусть… маленьким, но – взрослым! А что? – сразу став сильным и решительным, спросил Юрий у молчавших и почему-то радостно переглядывающихся космонавтов. – А что, в конце концов? Буду работать и учиться, как это делают взрослые! Буду поступать так, как я считаю нужным. И не буду вечно просить разрешения. Раз отец в мои годы мог работать и учиться – так я не хуже его! Если он никого и ничего не боится, так и я не хуже. Вот потому я и ушел из дому. И никаких неприятностей у меня нет.

Космонавты стали словно родней и ближе. Они сгрудились вокруг Юрия и, кажется, даже полиловели – наверное, у них так проявляется румянец, – и глаза были добрыми и суматошными.