Столкновение во вселенной

На пороге школы-клуба все невольно остановились. Со всех концов необъятной равнины, окружавшей поселок, не торопясь шествовали в одиночку, а больше группами усталые лятуи. Они останавливались неподалеку от доилен и нетерпеливо переминались с ноги на ногу.

– На дойку собираются, – сразу определил Андрей. – Значит, в школе будет перерыв…

– Нет, перерыва не будет, – покачала головой Оэта. – Переменки каждая группа делает, когда она хочет. Просто на дойку придут дежурные ребята, кому доверена эта работа. А с ними, может быть, и младшие, те, с которыми они работают.

Андрей переглянулся с Виктором, и оба вдруг почувствовали, что им тоже хочется повозиться с такими замечательными животными, как лятуи. Но к сожалению, они были только гостями в этом несколько странноватом мире. А гостям далеко не всегда предоставляется такое почетное право – поработать в свое удовольствие!

И они пошли к дому Оэты. Валя спросила:

– А почему бы нам не воспользоваться машиной? У вас же они не личные или, как у нас говорят, частные. Они же у вас принадлежат всем.

– Разумеется, можно! Если вам хочется. Но я подумала, что в такой вечер приятно пройтись…

Конечно, каждый из землян мог сказать, что ему гораздо приятней пройтись… Особенно в порядком надоевшем костюме, а не ехать в машине, в которой они, кстати, так и не покатались. Но они ничего не сказали. Они только вздохнули и пошли вместе с Оэтой по цветным дорожкам.

А вечер и в самом деле был необыкновенен. Темно-оранжевое небо, смутные купы деревьев, лучащиеся светом свободно разбросанные дома поселка или маленького городка, и над всем этим – незнакомая суровая россыпь странных звезд и созвездий. Они не походили на земные – светлые до голубизны, перемигивающиеся и как бы робкие.

Здесь они были крупные, разноцветные – алые, зеленые, багровые, пронзительно-голубые и еще какие-то. Но самое главное, здешние звезды казались не то что большими или солидными, а как бы даже нахальными. Они словно вышли из общих рядов, распустили мохнатые крылья-лучи и закрыли всякую иную звездную мелочь. И висели они так близко друг к другу, что казалось, будто они связаны своими разноцветными лучами.

А над горизонтом висело великое скопище больших и малых звезд и звездочек. Их лучи переплетались в сплошную светящуюся дымку – разноцветно-трепетную. В этой массе не виделось, а ощущалось какое-то огромное небесное тело, которое притягивало, держало и в то же время освещало и отталкивало все это лучащееся скопище.

Такого земляне никогда не видели, поэтому они приостановились и уже не обращали внимания ни на лятуев, ни на темно-оранжевое небо, а смотрели на удивительную, словно живую, звездную дымку над горизонтом. Она влекла и волновала, заставляла всматриваться и тревожно угадывать, что там, в ее глубине…

Оэта посмотрела на притихших ребят и тоже стала задумчиво глядеть на горизонт, потом встряхнулась и сказала:

– Знаете, долго смотреть туда не следует.

– Почему? – удивилась Валя, хотя она и чувствовала, что к этой дымке привлекает не только ее красота, но и еще нечто необыкновенное, неиспытанное, чего, вероятно, не испытывал никто на оставленной Земле.

– Мы еще сами не знаем, что именно нас, как и вас, влечет туда, но только смотреть в этот центр соседней галактики не только приятно, но и опасно.

– Почему же опасно, если приятно?

– Не знаю… Ни я не знаю, ни наши ученые… Есть различные предположения, но… все они пока что не точны. Просто… просто, когда долго смотришь на этот центр, начинает кружиться голова, путаются мысли, не хочется ни спать, ни двигаться, а только смотреть и смотреть… Вначале, когда мы сюда прилетели… Вернее, не мы, а наши предки, было много случаев… психических отклонений. Потом привыкли, научились не смотреть подолгу, и все обходится.

– Значит, это центр нашей Галактики? – спросил Виктор.

– В том-то и дело, что не нашей. Это соседняя галактика, и, кажется, край нашей Галактики постепенно врезается почти в ее середину. Мы, то есть наша Солнечная система, находимся очень далеко от центра нашей Галактики, можно сказать, на самой ее окраине. Вот почему у нас старое солнце – оно уже догорает, и свет у него не белый, как…

– Как у нас! – сейчас же вмешался Андрей. – Но у нас, правда, нет центра Галактики, но зато есть Луна. И когда она полная, если долго смотреть на нее, так тоже…чувствуешь себя странно… Говорят, что, если долго смотреть на нее, можешь стать лунатиком.

– А это что такое, – удивилась Оэта, – лунатики?

– Это такая болезнь. Человек спит, а может ходить по карнизам, лазить по деревьям и ничего не чувствовать и потом ни о чем не помнить. И болезнь эта появляется только в полнолуние.

– Ну что ж… – кивнула Оэта. – Может быть. Это показывает, как близки мы, мёмбяне, и вы, земляне.

Они помолчали, и Виктор, оглянувшись на звездную дымку, задумчиво произнес:

– А еще у нас есть Млечный Путь…