Новые знакомые – грши

– Всем семейством! Как это здорово! – закричала Оэта, и аппараты остановились.

Земляне рассмотрели их. Обтекаемые, блестящие, похожие на торпеды на маленьких колесиках, они ехали потому, что те, что сидели… или лежали в них, отталкивались от дороги ластами или плавниками. Словом, это были самокаты.

Их было четыре, этих самоката: два больших и два поменьше. И в каждом из них сидело по рыбе. Самой обыкновенной рыбе – с длинной мордой, с передними не то плавниками, не то ластами, которыми рыбы отталкивались от дороги. Боковыми плавниками рыбы держались… Нет, это не совсем верно… Они не держались за рулевое колесо. Само рулевое колесо служило им как бы подставкой. Передние ласты, или плавники, лежали на его ребристой поверхности и, видимо, при необходимости поворачивали колесо.

Затем, как и у всех порядочных рыб, у них были спинные плавники и могучий хвост. И вот как раз хвост и смутил землян. Он все время был в движении, то слегка извивался, то дергался, то просто ходил из стороны в сторону. И в этом случае над хвостом, внутри самоката, летали воздушные пузырьки, какие бывают в аквариумах. Похоже, что самокаты были наполнены водой, и в этой воде, как истые рыбы, лежали их пассажиры.

Все оказалось настолько неожиданным, что земляне только переглядывались и даже не пытались разобраться в происходящем. А тут еще под шлемами вместо обыкновенных человеческих голосов, которые переводил для ребят автоматический лингвист-переводчик, стали перекатываться какие-то клокочущие взрывные звуки.

– Нет-нет! Что вы! – вдруг раздался голос Оэты. – С Пепой все в порядке. Все обошлось вполне благополучно.

Под шлемами опять прокатился залп клокочущих, рычащих и присвистывающих звуков. Похоже, что эти рыбы что-то говорили. Во всяком случае, Оэта им ответила:

– Нет, и с землянами все в порядке. Снова залп звуков и ответ Оэты:

– Да вот же они! Вместе со мной! Самокаты, словно по команде, развернулись и приблизились к землянам. Валя невольно подалась назад, а Виктор, как настоящий мужчина, сделал шаг в ее сторону, словно пытаясь прикрыть ее собой.

– Нет, нет! Здесь вы не познакомитесь! Поедем сейчас к нам, и там все произойдет самым наилучшим образом. Кстати, вы поезжайте вперед, устраивайтесь, а мы подойдем.

Самокаты не слишком охотно, приостанавливаясь – причем под шлемами в эти секунды опять раздавался шип, свист и рычание, – все-таки покатили в сумерки. Андрей не стал ждать и спросил сразу:

– Кто… что… эти… это такое? Оэта улыбнулась:

– Это наши морские друзья. Семейство Крнтов.

Собственно, это ребята так перевели для себя фамилию этого странного семейства. На самом деле буквы «ы» в их фамилии как бы и присутствовали, но в то же время это были не настоящие <<ы». Они клокотали и подсвистывали. «Р» перекатывалось, а «к» и «н» казались длинными и певучими.

– Может быть, вы объясните нам поподробней? – попросил Виктор. – Ведь они очень напоминают наших дельфинов. У нас на Земле тоже говорили, что дельфины страшно умные животные и умеют дружить с человеком.

– Ну, если и у вас есть подобные же… создания, то мне тогда будет не так уж трудно. Понимаете, когда наши предки прибыли на эту планету, они сразу же познакомились с этими милыми морскими обитателями. Постепенно зародилась дружба… Кстати, ребята, как у вас понимается дружба?

– Н-ну… дружба, – почему-то надулся Андрей, – она и есть дружба.

– А точнее?

– Это когда человек тебе нравится, когда он все понимает, что с тобой происходит, – торопливо, словно заученный урок проговорила Валя. – А когда трудно, то поможет и всегда скажет правду в глаза.

– А ты сама очень любишь говорить правду в глаза?

– Я? – искренне удивилась Валя. – Конечно!

– А когда говорят правду тебе в глаза?

– Я не знаю… мне еще не говорили.

– Никогда-никогда?

– Нет, почему же… было такое, что кое-кто из девчонок говорил, что она говорит правду в глаза, но я же знаю, что это не была правда, а просто сплетни. Или такое, на что не стоит обращать внимание.

– Ты согласен с ней, Андрей?

– Ну, вообще-то… Правду, и верно, не всегда приятно выслушивать. Но уж если сказал друг, то она хоть и неприятна, а подумать над ней стоит. Но главное не в этом. Главное, чтобы друг всегда пришел на помощь, чтобы он себя не пожалел ради друга. Вот что главное!

– А как думаешь ты, Виктор?

– Мне кажется, что самое главное в дружбе – равенство. Пусть кто-то один в чем-то более сильный, но другой зато в другом, а вместе они вдвое сильнее. И еще, если ты друг кому-то, так ты ему во всем поможешь, даже когда он и не просит. И лучше, чтобы он даже сам не заметил этой помощи… Потому что ведь это же даже приятно – помочь другу, защитить его.