Мравиши

– Поплывем в ряд и в полном молчании. Следить за мной в оба глаза и повторять каждый мой маневр. Понятно?

– Да! – ответил Виктор и посмотрел вверх – купол юрты стал трещать особенно громко.

– Каждый, кто доплывет до оружия – ведь мало ли что может случиться, – немедленно прихватывает его и, выплывая, действует самостоятельно, не ожидая других. Понятно?

– Да… но я не знаю, что это за оружие.

– Объясняю. Оно висит под куполом, справа от входа. Значит, как только вплывете в помещение, сразу же устремляетесь вверх. Звуковое оружие похоже… на обыкновенную палку. Толстую палку. На его рукоятке есть кнопка-задвижка. Нужно нажать на нее и подвинуть вперед. Оружие заработает.

– А что делать дальше? – спросил Виктор.

– А дальше? Дальше выплывать и направлять оружие, и, значит, пучок звуковых колебаний, на мравишей. Они, впрочем, как и многие другие хищники океана, не выдерживают таких звуковых колебаний. Но тут нужно быть очень осторожными. Как только змей коснется пучок звуков, мравиши начинают биться и метаться из стороны в сторону. Все время держа их под звуковым воздействием, нужно еще и увертываться от мравишей. Особенно от их хвоста – он может ударить очень сильно. Все понятно?

– Да. Все, – сказал Виктор, а Крайс только кивнул – он-то видел подобное и по телевиду, и по телевизору и слышал немало рассказов о подобных встречах.

– Уважаемые грши! – крикнул проводник. – Как можно больше шумите. Как можно громче. Надо отвлечь внимание мравишей. И – держитесь!

В шлемах поднялся невообразимый шум – цоканье, стенания, клокотание и щелканье. Но все звуки перекрыл властный голос проводника:

– Ну что ж, мужчины? Двинулись? Они выскользнули за двери, в океан, сильно оттолкнулись от стенок юрты и, изо всех сил работая ногами и руками, включив на полную мощность движители, помчались в темной воде. Над ними струился страшный живой свет от тел мравишей, под ними тоже творилось что-то необыкновенное. Все придонные, обычно спокойные и солидные обитатели океана, перекатываясь друг через друга, изгибаясь, куда-то отчаянно спешили. Этим, ползающим и перекатывающимся, мравиши были не страшны, а они все-таки явно волновались…

Тройка людей стремительно пронеслась влево, потом круто развернулась и пошла вправо. Потом проводник сделал стремительный бросок прямо и снова вправо.

Они были почти у цели – очертания юрты, в которой хранилось оружие, уже проступало сквозь оранжево-зеленую дымку океанской воды, – как вдруг случилось нечто непредвиденное. У самой поверхности воды прошел целый косяк электрических рыб. Они быстро-быстро крутили хвостами и помахивали большими крыльями. Казалось, что они не плывут, а парят в воздухе. Вероятно, это движение электрических рыб чем-то задело мравиша. Змея дернулась, и ее длинный, с костяшками на конце хвост яростно и беспорядочно заметался в воде. Случайный удар пришелся как раз по шее проводника. Он перевернулся и, видимо потеряв сознание, пошел на дно.

В первое мгновение у Виктора возникло единственное разумное желание – броситься на помощь старшему. Но он вспомнил приказ проводника – действовать самостоятельно. Кажется, пришел тот, весьма нечастый в жизни человека случай, когда ради спасения других, многих, нужно пренебречь и собой, и товарищем. И Виктор рванулся вперед. Наверное, такое же чувство было и у Крайса, потому что он тоже на мгновение приостановился, а потом бросился за Виктором.

Мравиш обладает великолепной чувствительностью. Когда он хвостом задел проводника, по всему его огромному телу прошла как бы судорога. Он извернулся и опустил свою огромную, плоскую, с растянутым жадным ртом морду. Именно в этот момент ребята рванулись вперед и до мравиша дошли какие-то волны – может быть, просто от движения воды. Он стремительно метнул свою огромную и омерзительную морду по направлению ребят. Но зрение у подводной змеи все-таки было не на высоте. Она промахнулась на несколько сантиметров, и ребята не то что вплыли, а влетели в подводную юрту.

Виктор ногами оттолкнулся от пола и пробкой выскочил под купол. Там, на стене, висели толстые палки. Виктор схватил первую же, нащупал кнопку-задвижку, но сейчас же вспомнил о проводнике и прихватил еще и вторую. Не обращая внимания на Крайса, он нырнул, но, прежде чем выплыть из юрты, приостановился и осмотрелся.

Омерзительная голова металась неподалеку от входа. Проскочить мимо нее было почти невозможно, и Виктор нажал на кнопку и подвинул вперед задвижку. Палка едва заметно завибрировала, и по руке поползли мелкие-мелкие мурашки. Привалившись плечом к дверному проему, Виктор направил палку на пронзительно светящееся, разноцветное тело мравиша.

И тут его толкнул Крайс и заорал:

– Чего остановился? Плыви! Странно, но пока они мчались к оружию, никто из троих не проронил ни звука, а тут, должно быть от перенапряжения, Крайс вдруг заорал. И, что самое главное, подтолкнул Виктора. Вот почему первый удар звукового оружия прошел мимо змеи. Но он насторожил ее, потому чтоее  голова перестала метаться и напряженно замерла как раз над тем местом, где лежал проводник.

Виктор не успел ответить Крайсу, да тот и сам увидел эту страшную голову и тоже выдвинул свое оружие. Они вместе нащупали звуком змеиное тело, которое, как только в него впился острый, направленный звуковой поток, судорожно дернулось, и в воде раздался невообразимо пронзительный визг. Такой, что даже заломило в ушах. Это кричала змея. Она сразу освободила купол подводной юрты и метну-лась было в сторону, но ее настиг новый залп звукового оружия.