Извержение

В подводной юрте все были страшно возбуждены и потому все говорили разом. Крайс, как часовой, стоял у входа. Он молча пропустил Виктора и опять уставился в темноту океана.

Виктор передал приказания Совета. Оэта переглянулась с проводником, который, видимо, был еще слаб. Тот попытался кивнуть, но сейчас же сморщился – шея у него болела здорово. Оэта выпрямилась и крикнула:

– Тише!

Постепенно шум улегся, и Оэта сообщила распоряжение Совета и добавила:

– Я не советую гршам покидать подводных убежищ. Если извержение будет слишком сильным, первый удар подводных волн примут на себя стены убежищ и смягчат их. А уж потом, если волны унесут убежища, можно будет вырваться из-под него к поверхности.

Возвращаясь в подводное поселение, Виктор не слишком задумывался, почему люди так беспокоятся о гршах, если главный их враг – мра-виш был повержен. А воды им бояться не приходится – ведь они живут в ней. Но он честно выполнял приказание. Но суть предупреждения Оэты он понял не сразу.

Ну и что, если по океану пройдут подводные волны? Грши привыкли качаться на волнах. Однако он вспомнил, что ведь грши – не рыбы. Они – животные, и так же, как человеку, им нужно дышать кислородом воздуха. А для этого они должны всплывать… Стоп! Но ведь им же вшиты искусственные жабры. Они же превратились в рыб и могут дышать под водой, как дышит Виктор и все остальные люди. И тем не менее они собираются под куполами подводных юрт, чтобы подышать воздухом…

Нет, тут имелась загадка, разрешить которую Виктор не мог. И он обратился к Оэте. Та с долей удивления посмотрела на землянина и сказала:

– Видишь ли, даже в самой чистой воде растворены и взвешены всякие минеральные и другие частицы и вещества. Они постепенно оседают на искусственных жабрах и мешают дышать. Значит, гршам все-таки нужно время от времени дышать чистым воздухом, который очищает искусственные жабры. А мы ждем мёмботрясения. Подводные волны поднимут со дна океана массы всяческого ила. Представляешь, как будет трудно дышать гршам?

Виктор кивнул. Ведь нечто подобное уже говорил Крнт возле острова. Как часто мы забываем то, что нам говорят. Но тут пришла новая идея, и Виктор спросил:

– А почему бы им не надеть костюмы?

– Их костюмы нужны для суши, а там они дышат обычным, или, так сказать, старым способом. – Тут Оэта задумалась, с интересом посмотрела на Виктора и обратилась к гршам: – Вам не кажется, что стоит заранее надеть костюмы-самокаты?

– Зачем? – удивился Крнт.

– Затем, что, если волна будет слишком сильна, она может выбросить на берег.

Грши стали переглядываться. И в это время в помещение вплыл запыхавшийся Поуэн. Он бросился к жене и дочери, но как-то сразу успокоился и словно бы стушевался. Секунды раздумья окончились, и грши бросились за костюмами. В дверях образовалась давка. Виктор сразу сообразил, что грши выплывают безоружными, и бросился им вдогонку.

– Куда ты? – испуганно спросила Оэта, но проводник остановил ее:

– Он прав. Пойду и я.

– Но ведь вы…

– Надо.

Они прошли сквозь расступившиеся ряды гршей, выплыли в океан и рассредоточились так, чтобы видеть входы в каждую из юрт поселка. В океане творилось непонятное, и можно было ожидать и мравишей и других врагов гршей.

Как часто такое бывает в жизни… Совсем недавно земляне были гостями, осваивающими океан так же, как когда-то это делали серебряные люди. А грши опекали их, охраняли и незаметно учили. А теперь все изменилось. Теперь земляне вместе с мёмбянами охраняли своих подводных друзей.

Шло время, а грши всё еще возились со своими костюмами, и Виктор думал: «Чего они? Ведь только и дел что натянуть костюм». Но тут он вспомнил, что у них ведь нет рук, а с помощью ласт сделать самое простое и почти незаметное для людей дело, одеться, вероятно, очень и очень трудно.

– Может быть, им помочь? – осторожно спросил Виктор. – Ведь время-то идет?

Проводник кивнул и сказал:

– Сплавай и скажи об этом Оэте. Выполняя поручение, он заметил испытующий и, главное, очень доброжелательный взгляд Оэты, как будто она узнала о нем нечто очень для нее приятное.

– Вы правы. Нам надо немедленно расплыться по юртам и помочь гршам.

– Оэта, – нерешительно произнес Поуэн, – уходит время…

– Я понимаю, милый. Но что же делать?

Поуэн подумал и решил:

– Делать действительно нечего – надо помогать.