Снова в океане

Потоки воды откатывались в океан, оставляя после себя обрывки прибрежных водорослей и россыпь придонной мелочи. Рыбы и те морские обитатели, которые жили поглубже или крепко держались за дно, устояли перед ударом волны. Могло показаться, что самое страшное уже позади. Андрей обернулся и шепнул Виктору:

– Даже обидно, что все так скоро кончилось.

– Что кончилось? – не понял Виктор.

– А вот это – моретрясение. Столько волнений…

Виктор промолчал. Он думал о гршах. Очевидно, подземные юрты были сделаны из достаточно прочного материала, если их не смогло раздавить даже такое могучее создание, как мравиш. Скорее всего, все действительно обойдется. И все-таки… Все-таки тревога не уходила.

– Внимание, внимание! – громко и властно прозвучал чей-то голос. – Начинается второй этап извержения. Будьте осторожны! Будьте осторожны!

Машины прибавили скорость и въехали на высоты. Далеко в открытом море полыхнуло багровое зарево. Оно росло, ширилось и, наконец, разразилось тяжким, перекатывающимся громом, гулом, а потом и сердитым шипом. Таким, словно на раскаленный металл вдруг опрокинулась бочка с водой.

– Быстрее вверх! – скомандовал Поуэн. – Новая волна будет покрепче.

Эта, вторая, волна от моретрясения, называемая на Земле цунами, действительно оказалась мощнее. Она выросла в багровой темноте – безмолвная, лаково-поблескивающая грозными бликами – и помчалась на берег.

Машины выскочили на гряду высот, туда, где сверкали фары автомашин и прожектора. Здесь собрался, пожалуй, весь поселок.

Цунами стремительно приближалось, и в шлемах раздалась новая команда-предупреждение:

– Внимание! Внимание! Машин не покидать! Машин не покидать! Задраить двери! Задраить двери!

Послышались хлопки дверей, слитный шумок, который на несколько мгновений перекрыл сердитый шип, что еще катился впереди волны. Высотки опустели. Все вошли в машины.

– А вдруг нас перевернет? – спросил Андрей.

– Ничего! Вода в машины не попадет. Они ведь приспособлены и для плавания, – ответила Оэта, не отрывая взгляда от ветрового стекла.

Цунами обрушилось на берег всей своей тысячной, а скорее, миллионнотонной махиной.

Первые мгновения казалось, что волна гораздо выше горной гряды, на которой стояли машины, и что она неминуемо захлестнет их – таких крохотных и слабеньких. Здесь, под светом фар, прожекторов и осветительных бомб, цунами казалось особенно могучим и непреодолимым. Может быть, оттого, что оно было уже не столько мрачно-багровым, а металлически-блестящим, вздрагивающим. Цунами мчалось и вырастало, а потом как-то незаметно на гребне закурчавилась пена, засверкала и стала опрокидываться. Могучая волна ударила о горную гряду, и она, кажется, вздрогнула. Брызги, потоки воды, пена – все сверкающее и переливающееся.

В момент этого громоподобного удара стало очень страшно, и только спустя несколько мгновений, когда стало ясным, что волна так и не достала до машин, ребята поняли, как все это было не только жутко, но и красиво.

Так же стремительно вода стала откатываться. И тут на берегу обнаружилось нечто такое, что встревожило всех людей. Прежде всего, на полпути от горной гряды до кромки океана осталось лежать огромное тело мравиша. Оно уже почти не фосфоресцировало и казалось вялым и поэтому очень неприятным. За этим огромным телом, которое обтекали последние струйки воды, барахтались рыбы, отарии и, самое главное, грши.

Десятки машин ринулись вниз. Люди выскакивали на мокрую мёмбу и, конечно, бросались прежде всего к гршам. Их подхватывали и выносили к машинам. Если требовалось, оказывали медицинскую помощь, а потом отправляли вверх, на высоты. Где-то там располагались обыкновенные бассейны для плавания. Туда и ехали в своих костюмах-самокатах грши.

Потом люди стали спасать рыбу и моллюсков, а после этого взялись за отариев. Их подхватывали огромными сачками и волочили к воде. Смотреть на все это было странновато. Совсем недавно люди и отарии вели смертный бой, а вот сейчас… сейчас люди спасали своих морских врагов, и враги эти, словно все понимая, не рвались, не нападали, а позволяли переносить их, как маленьких.

– Неужели они сами доползти не могут? – спросила Валя. – Возись с ними.

Андрей молчал. Но видно было, как трепетали его ноздри – он и сейчас ненавидел отариев.

Пепа, та самая Пепа, которая натерпелась страха, вступилась за своих смертельных врагов:

– Здоровые отарии и сами справятся. А этих, видно, помяла волна. Значит, им нужно помочь.

– А зачем, интересно? – мрачно спросил Андрей.

– А мы знаем, сколько их погибло из-за моретрясения? Может, их и осталось всего ничего. А не будет отариев – кто будет бороться с электрическими и ядовитыми рыбами и моллюсками?