Шарик в разведке

– Куда же мы двинемся? – спросил Вася.

– Пожалуй, лучше вниз – нам поможет течение. Да и им тоже, – кивнул Ану на свое племя, толпящееся вдоль берега с пожитками за  плечами и на голове.

– А вы знаете, что сейчас делается на обоих берегах реки?

– Посмотрим.

– Кто посмотрит?

– Можно послать в разведку воинов.

– А если они попадутся противнику на глаза? Тогда будет раскрыт наш замысел и могут погибнуть ни в чем не повинные люди.

– Я предлагаю послать не воинов, а крокодилов, – вмешался Юрий. – Пусть они выяснят, свободны ли берега реки. Ведь что там делается в джунглях, ничего не разберешь.

– Крокодилы – хорошие пловцы и отличные бойцы. Но я натренировал их так, что они вряд ли что-нибудь разведают. Драться они умеют, это верно. А вот разведать… Да и как они дадут знать о том, что увидели?

– А если… если мы пошлем вместе с крокодилами нашего Шарика? – осторожно спроси Юрий.

И Вася удивленно посмотрел на него – рисковать четвероногим другом?

– Кое-что он может сделать. Там, где ничего не поймет ваш крокодил, там во всем разберется Шарик. Ведь у него, кроме глаз, есть еще и великолепный нюх, чутье. Он сразу, по запаху, определит, есть ли люди вдоль нашего движения или нет. А определив, лаем даст об этом знать. Ведь крокодилы-то лаять не умеют.

– Резонно, – согласился Ану. – Вы можете отдать ему распоряжение?

– Да, если вы дадите мне ваш блок с усилителем биотоков.

Ану пожал плечами, перевалился на сиденье и, покопавшись в своей поклаже, передал Юрию блок, показав, как с ним обращаться.

Юра напряг все свои мыслительные способности, отчего у него на вспотевшем лбу прорезались глубокие морщинки. Он стал думать, глядя прямо в глаза Шарику, безмятежно помахивающему обрубком хвоста.

Шарик доверчиво улыбнулся, хотя в глазах у него мелькало виноватое выражение – он не забыл, как не то что бежал, а прямо-таки улепетывал от анаконды.

По его улыбке стало понятно, что мыслительные способности Юрия пока не действуют. Наверно, не хватало биотоков. И это очень смущало, тем более что Юрий думал не на обыкновенном русском языке, который, как известно. Шарик понимал не очень хорошо, а на языке голубых людей.

– Не получается? – насмешливо спросил Ану.

– Да… Что-то не так.

– Ах, молодой человек, молодой человек, вы еще собираетесь командовать! Ведь все нужно проверять и проверять. А вы не проверили.

– Чего я не проверил? – удивился Юрий.

– Не проверили, включен ли блок в систему питания. Ведь в нем нет энергии.

Юра густо покраснел: промах был слишком уж наглядным.

– Вот и нам, на планете Саумпертон, казалось, что все на свете будет делаться само по себе. Нет, уважаемые. И в будущем, при более высокой цивилизации, человеку необходимо быть внимательным, уметь проверять решать сложные задачи. А мы… Да и вы.

Он говорил еще много и долго, но блок систему питания все-таки включил. Юрий н мог слушать его рассуждения, потому что он опять напрягал все свои мыслительные способности, стараясь мобилизовать побольше биотоков. А Вася следил за товарищем, волновался и поэтому тоже не слушал Ану.

Случилось почти чудо. Почти, потому что настоящее чудо бывает тогда, когда человек не ожидает невероятного, а оно случается. А тут Юрий ждал невероятного, и оно свершилось.

Едва он начал думать на языке голубых людей, как уши Шарика встали торчком и весь он напружинился, а глаза сверкнули умно и внимательно. Юра растолковал своему верному другу боевую задачу, и тот в знак согласия и понимания кивал своей косматой головой. Наконец, вытирая пот, стараясь уже не напрягать мыслительных способностей, Юрий спросил Шарика, все ли ему понятно. Верный друг коротко кивнул, подскочил и лизнул Юрия в нос.

– Ну вот, теперь остановка за вашим крокодилом.

– За этим дело не станет, – лениво ответил Ану и протянул руку к блоку.

Но Шарик опередил его. Он выскользнул из машины и бросился к тому самому крокодилу, который спас его от анаконды. Встав перед его страшной, но невозмутимой мордой, он уставился в сонные, поблескивающие недобрым алым светом крохотные крокодильи глаза. Так они стояли друг перед другом, и что происходило между ними, никто понять не мог.

Но когда оба вдруг повернулись и пошли к воде, всем стало понятно, что крокодил и собака договорились между собой на каком-то особом, только им понятном и доступном языке. И вот что удивительно – ведь ни у того, ни у другого не было ни блока усиления биотоков, ни общего языка. Крокодил ведь попросту не мог знать ни русского, ни тем более языка голубых людей, и все-таки он понял Шарика.

Ану пожал плечами.

– Вот этого, честно скажу, я не ожидал, Выходит, у них тоже имеется какая-то своя, особая система обмена мнениями и информацией. Чрезвычайно интересно! Я с этим не сталкивался и даже не предполагал такого.

– Рассуждая логически… – начал было Вася, но, безмерно гордый успехами Шарика, Юра перебил его:

– Век живи, век учись… Ану подозрительно покосился на него и осторожно осведомился:

– А продолжения у этого изречения нет? Что-то вы остановились как будто на полуслове.

– Нет. Пока что продолжения нет, но, может быть, придумают…

Ему тоже стало не по себе – откуда Ану узнал, что у этой пословицы есть не слишком ум. ное, но зато злое продолжение? Может был., Ану умеет читать мысли даже без применен усилителя биотоков?