По курсу – планета!

Одна Леночка ничего не знала о разговоре, касавшемся её. В очень хорошем настроении вернулась она в свой отсек, с удовольствием съела содержимое полосатого тюбика, потом достала из чемодана тяжёлую белую коробочку и вынула из неё своего старого любимца – Рыжего лисёнка. Сколько помнила себя Леночка, всегда он был с ней, и она доверяла ему все своп тайны. Посадив его на столик, она нажала маленькую, невидимую в густой шелковистой шерсти кнопку на плече. Сразу зажглись карие огоньки в глазах Рыжего лисёнка, он ожил, провёл лапками по боку, словно прихорашивался, присел, как котёнок, на задние лапы, улыбнулся и спросил:

– Ну как идёт полет, Леночка?

– Пока что прекрасно, Рыжий! У меня очень хорошие товарищи, нам весело, хоть иногда мы и спорим и даже слегка поругиваемся…

Леночка уснула с Рыжим лисёнком в руках и опять позже всех пришла к завтраку. Подойдя к столу, она заметила, что мальчишки не смотрят на неё, прячут глаза и что вообще они какие‑то вялые и неразговорчивые, не то что вчера.

– Простите, мальчики! – сказала Леночка. – Я уж, видно, такая, что не могу иначе.

– Надо перестать быть «такой»! – буркнул Алька.

– Обязательно перестану, и в самом скором времени! – пообещала Леночка и засмеялась, думая, что Алька пошутил. – Но почему вы такие хмурые, такие унылые?

– А чего нам улыбаться? – набычился Толя. – Мы находимся в сверхопасном рейсе, и впереди нас ждут нелёгкие испытания…

– Но это ж впереди, а не сейчас… Тогда и перестанете улыбаться. Не узнаю вас, мальчики… Такие ль вы были на Земле?

Ей никто не ответил. Завтракали молча, Леночке стало обидно, и тогда она, чуть подумав, сказала:

– Жора, идём ко мне в отсек, я тебе кое‑что покажу…

– Не надо мне ничего показывать! – тут же, и самым решительным образом, отверг её предложение Жора. – Я очень, очень, очень занят сейчас.

– Ну тогда я поговорю с Аликом, он повежливей тебя… Алик, я хотела б…

Алька так стремительно отвернулся от неё, что едва не вылетел из кресла и не грохнулся об пол.

– Что с вами, мальчики? – ничего не понимая, спросила Леночка. – Простите, что я опоздала… – И посмотрела на них; ребята, как по команде, потупили глаза. – Я больше не буду…

Она вздохнула и ушла в свой отсек. Однако не успела Леночка пожаловаться на мальчишек Рыжему лисёнку, как из динамика послышался бодрый голос Колесникова:

– Внимание! Прямо по курсу перед нами планета! Через несколько минут, если получим разрешение, сядем на неё…

За дверью раздались радостные возгласы и топот ног: видно, ребята спешили к окуляру электронно‑оптического устройства в салоне.

– Если на планете окажется воздух, – продолжал Колёсников, – выйдем без скафандров, однако в этом случае прошу всех надеть специальные комбинезоны чтоб не путаться в штанинах и в юбках…

Сразу забыв о странной перемене ребят к ней, Лена сунула голову в тесный складской отсек. И фыркнула, увидев, что мальчишки прямо в нем посбрасывали штаны и в трусах, пританцовывая на одной ноге, влезают в комбинезоны и застёгивают их на груди. Они были очень яркие, из светящейся ткани, чтоб, попав на незнакомые планеты, путешественники не потерялись, а даже на большом расстоянии могли видеть друг друга. И в каждый из них, возле воротника, был вмонтирован «КП‑10» – крошечный кибернетический переводчик, переводящий землянину речь любого планетянина и наоборот.

– Мне, пожалуйста, фиолетовый! – попросила Леночка.

Жора снял с полки и протянул ей ярко‑фиолетовый комбинезон и такого же цвета пилотку.

Леночка побежала в свой отсек переодеваться. Ткань комбинезона, мягкая, немнущаяся и лёгкая, не мешала движениям и в то же время, очевидно, предохраняла тело от ударов и возможной радиации. Леночка посмотрелась в зеркало – комбинезон сидел на ней хорошо. От радости она даже три раза подпрыгнула в отсеке и последний раз так высоко, что стукнулась головой о потолок и, крикнув:

«Мам!», поморщилась. «Наверно, вскочит теперь шишка», – подумала Леночка, но радость была куда сильней боли.

– Внимание, внимание! – раздался торжественный голос Колесникова, и Леночка поняла, что сейчас, как принято у всех космических командиров, он обратится с просьбой к планете, и особый автомат, построенный но последнему слову электронно‑вычислительной техники, переведёт его слова на язык понятиый разумным существам этой планеты. – Мы, люди с планеты Земля, летим к нам с самыми добрыми намерениями и просим разрешения на посадку…