Дикая планета

Толя повернул ключ на последний оборот, замок щёлкнул. Толя толкнул дверь люка, она открылась, и с порожка автоматически спустился трапик. Толя осторожно выглянул наружу. Прямо над дверью повисла ветка с какими‑то бурыми плодами. Вокруг зеленела густая жирная листва и раздавался разноголосый птичий писк.

– Урр‑ра, Колёсников! – закричал Алька, выглядывая из‑за Толи. – Как посадил! Как притёр, втиснул корабль в эту полянку! Как только взлетишь?

– Так же, как и сел, – спокойно сказал Колёсников. – Ну выходите или полетели дальше… Мне здесь делать нечего. Даю вам двадцать минут на прогулку, и – дальше…

И Толя спрыгнул на зем… Нет, конечно, не на землю, никакая это была не Земля, это была совсем другая, пока что неведомая планета. Вслед за Алькой из двери выглянул Жора, заметил перед носом бурый плод, похожий на земное яблоко, тут же за спиной Альки сорвал его и незаметно спрятал в карман комбинезона.

Затем вышла Леночка, и уже последним спрыгнул с трапика в траву Колёсников. Он откровенно позевывал и скучающим взглядом осматривал громадные узловатые стволы деревьев, стоявших неподалёку, глухую чащобу леса и совсем рядом гигантские толстые листья какого‑то растения вроде земного лопуха; зелень лезла отовсюду, с каждого клочка почвы – деревья, кусты, трава…

Впереди двигался Толя, и его синий комбинезон отчётливо светился в густом сумраке листвы. Продвигались они очень медленно, потому что путь им преграждали упавшие, полусгнившие, скользкие деревья, крепкие лианы, свисавшие с сучьев.

– Тише ты! Осторожней! – то и дело просила Леночка, пробиравшаяся за Толей.

На минуту Толя остановился. Тогда Алька вытащил из кармана маленький альбомчик и стал быстро что‑то набрасывать карандашом. Леночка стояла рядом и посматривала то на лист бумаги, то вокруг. Жора между тем не терял напрасно времени: он незаметно срывал с ветвей над головой какие‑то круглые и плоские плоды, пробовал на зуб, и если плод был горьким, морщился и отбрасывал его, если же плод был с приятной кислецой или сладкий, быстро впихивал его в карман. В одном месте он заметил в густой жирной листве, у корней, какой‑то жёлтый, продолговатый, похожий на земную дыньку плод, возможно, вполне съедобный. Жора попытался оторвать его от хвостика, которым тот был соединён со стеблем, но хвостик не поддавался. Тогда Жора стал крутить его, но не тут‑то было. Пришлось ему встать на коленки и грызть этот неподдающийся хвостик зубами. Зубы у Жоры были крупные, крепкие, он довольно быстро перегрыз хвостик и, озираясь, поднял дыньку; она не влезала в карман, и тогда Жора опустил её за пазуху.

Колёсников шёл сзади, рассеянно поглядывал по сторонам.

Вдруг впереди послышался крик. Алька вздрогнул сунул альбомчик в карман, и ребята, прижавшись друг к другу, стали пристально вглядываться туда, откуда донёсся крик. Потом Толя оторвался от товарищей и сделал несколько шагов вперёд, спрятался за корявый ствол огромного дерева и жестом руки подозвал к себе ребят. Они подошли к нему и увидели то же, что видел он.

На узкой полянке, стиснутой густой чащей, находились какие‑то непонятные сутулые существа. Одни из них стояли, другие сидели на траве. Они были в лохматых шкурах, с чёрными, длинными, спутанными, видно никогда не чёсанными, волосами. Рядом с ними, на забрызганной кровью траве, лежало какое‑то освежёванное, разрубленное на куски животное с откинутой рогатой головой, и эти существа жадно ели мясо.

– Ну и аппетит у них! – шепнула Леночка. – Дикари… А вон и дети их…

– Чего ж они не поджарят оленя? – спросил Жора. – Было б куда вкусней…

– А что, если они не знают огня? – ответил Толя, и всем это показалось ошеломляющим, абсурдным и не умещалось в голове.

– Значит, мы им поможем! – тоже шёпотом, но довольно громким сказал Алька. – И пища будет вкусней, и у костра будет теплее.

– А знают ли они металл? – спросил Жора.

– Вряд ли, – предположил Толя. – Вон я вижу палку с заострённым камнем…

– Ребята, – радостно сказал Алька, – мы им поможем и в этом, наш прямой долг – познакомить их с металлом! Нельзя же такими камнями добывать себе пропитание…

– Бедные, – проговорила Леночка, – они живут ещё в каменном веке…

Научить бы их хоть самому простому, что знает у нас любой ребёнок…

– Если они этого захотят, – заметил Колёсников.

– Как же не захотеть! – возразил ему Алька. – Они что, враги себе? Не разберутся, что вкусней – сырое или жареное мясо? Что острей и твёрже – каменный или стальной топор?

– Могут и не разобраться, – сказал Колёсников.

– А я уверен – разберутся, – настаивал Алька. – И ещё вот что мы сделаем: мы подзовём их к нашему звездолёту и по очереди, одного за другим, будем вводить внутрь, мыть в душе, подстригать и кормить…