Последний человек

Они вошли в вестибюль этого здания и потом сразу в цех – длинное светлое помещение с цепью непрерывно работающих станков и движущейся лентой конвейера. У некоторых станков стояли люди, дёргали за какие‑то металлические ручки и поджидали, пока лента доставит другую деталь. Одни из сопровождающих, опять пошептавшись о чем‑то, быстро ушёл в другой зал, второй стал рассказывать ребятам о работе цеха, а трое других остались у двери, через которую они вошли; и стояли они у двери молча и неподвижно, как часовые на посту.

«Что‑то здесь не так», – подумала Леночка, незаметно оторвалась от ребят и юркнула в зал, куда ушёл одни из сопровождающих, быстро прошла вдоль линии других станков, заглянула в дверь, в которой скрылся тот человек. И увидела его там. Он стоял возле огромного прозрачного куба и через маленькое окошечко о чем‑то разговаривал с человеком, сидевшим внутри.

Он был совершенно непохож на жителей этой планеты – худ, морщинист и бледен. Леночке стало не по себе. Человек в зеленом говорил с ним отрывисто, грубо – прямо‑таки скрежетал зубами, а не говорил! – не то что с ней, Леночкой, и ребятами. До неё опять донеслось грубое слово «жрать», сказанное Жорой.

Леночку даже прошиб озноб, и на лбу выступил пот.

И сердце сжалось. Похоже было, что человек в прозрачном кубе в чем‑то сильно провинился и, может быть, его никуда не выпускали оттуда.

Что‑то узнав у него, зелёный человек повернулся к выходу, и за какую‑то долю секунды до этого Леночка метнулась за чёрный металлический шкаф и прильнула, прижалась к стенке. Зелёный не заметил её и прошёл мимо.

Тогда Леночка отпрянула от стенки и бросилась к прозрачному кубу.

Человек угрюмо сидел перед низеньким столиком.

– Почему вы здесь? – быстро спросила Леночка. – Почему сидите в этом кубе?

– Потому что я человек… А ты… ты человеческая девочка или…

– Или кто? – Леночка вдруг испугалась. – Какая ж я могу ещё быть?

– А как ты, в таком случае, здесь очутилась? Здесь нет больше людей… Я последний человек на этой планете…

Леночку сковал страх.

– А кто же только что с вами говорил?

– Со мной говорила машина, робот, и все на этой планете теперь роботы, у них вместо сердца и мозга провода, рычаги, реле, бесшумные моторы и программные устройства…

– А куда ж девались люди? – спросила Леночка.

– Не спрашивай про людей! – переводя дыхание, сказал человек. – Если ты вправду живая девочка, ты все поймёшь… Дай мне твою руку, ну хоть палец…

Леночка с некоторой опаской протянула ему руку и почувствовала твёрдую худобу пальцев человека.

– Ты живая, ты поймёшь… – На лице человека обозначилась мучительная улыбка. – Мы создали на этой планете в помощь себе сотни тысяч удивительных роботов, очень похожих на настоящих людей, поручали им любую работу, и постепенно они научились делать её не хуже, а временами и лучше нас. Мы открыли им все тайны науки и жизни, все секреты, мы доверили им больше, чем следовало, и они научились почти всему, чему может научиться тончайший электронно‑кибернетический механизм. И мы успокоились, обленились и целиком положились на них, и они все делали для нас; они никогда не ошибались, обладали непостижимой точностью, аккуратностью, дисциплиной, и мы были в восторге от них, потому что они освободили нас от всех забот, тревог и тягот жизни. Но потом в схеме и программе усовершенствованной марки робота наш конструктор допустил какую‑то ошибку, и роботы, все как один, вышли из‑под нашего контроля, стали ловить нас и расправляться снами, потому что мы, очевидно, стали мешать им в их электронно‑механической жизни. Все спаслись на космических кораблях и переселились на другую планету, и лишь один я не успел; они схватили меня и заключили сюда, в этот прозрачный ящик. Они используют меня как консультанта по особо сложным, непредвиденным в их программе вопросам; они держат меня здесь, на своём главном заводе, изготовляющем роботов последнего образца… На этот раз они не поняли, что означает слово «жрать», и обратились за помощью ко мне… Девочка, откуда ты здесь?

– Мы с Земли, – быстро сказала Леночка. – Есть такая планета…

– С Земли? – не поверил человек. – Но она так далеко от нашей планеты!

У вас, наверно, сверхмощный звездолёт? Ни один ещё корабль Земли не добирался до нас…

– А мы добрались… Мы ничего не знали… Электронное устройство велело не выходить, а мы вышли…

– А взрослые с вами есть?

– Откуда же? – смутилась и растерялась Леночка. – Мы одни… Без взрослых… Мы нарочно…

– И вы одни улетели во Вселенную? И сели на нашу планету? И вышли наружу? – в сильном волнении спросил человек.

У Леночки даже не хватило сил, чтоб ещё раз подтвердить это словами, и она только кивнула головой.

– Несчастные дети! Зачем вы это сделали! А где стоит ваш звездолёт?

– На космодроме. – Леночка судорожно глотнула.

– Скажи, а когда вы прилетели и вас встретили, роботы проявили хоть какой‑нибудь интерес к вашему кораблю? Спрашивали что‑нибудь о нем, о его классе, устройстве, о его возможностях?