«Это я, Боря…»

Дома Боря стал разыскивать во всех углах и на полках Наташкины книжки – набралась целая стопка, – бутылочку с чернилами для авторучки, которую вот уже месяц не возвращал, и чернил за это время уменьшилось ровно наполовину; сунул в карман ее складной ножичек с синей перламутровой ручкой, рогатого чертика на резинке и решительно пошел к двери.

– Ты куда? – догнал его голос Костика.

– Скоро вернусь.

– А я? Возьми и меня… Ну возьми!

– И не проси.

– Ну, Борь… Как шел к Гене и к бабушке, так я был нужен…

– Не могу.

Боря вышел из квартиры и пошел к Наташкиной двери. В одной руке он держал ее книжки, другой потянулся к кнопке звонка и услышал, что Костик вышел из квартиры и стал возле лифта.

– Борь… Всегда ведь брал… Возьми!

– Уйди!

– Кто там? – громко спросила Наташка.

Боря открыл рот, но что‑то внутри заело, и он какое‑то мгновение стоял с разинутым ртом и не мог произнести ни звука. Потом произнес:

– Это я, Боря…

Дверь открылась, и он ступил через порог. Глаза его встретились с ее глазищами, удивленными и немигающими. И в них блеснула радость:

– Борь, ты?

Как будто сама не видела – или не верила? – что это он. Или, черт побери, он все еще не похож на себя?

На кого же он тогда похож?

– А кто же? – спросил он. – Кто, если не я?

– Но ты.., ты такой красивый! Ты…

– Откуда ты взяла? – сказал Боря. – Какой был, такой и есть!

– Нет, совсем не такой… Ты и раньше был.., но сейчас но сравнить… Я так и знала! Посмотри! – И она протянула ему круглое зеркальце, и Боря не узнал себя: это был он – и совсем не он! И глаза, и нос, и губы – все прежнее и все другое! Встреть он себя па улице – не сказал бы, что это он, Боря Крутиков: в глазах – блеск, спокойствие, сила, на губах – улыбка, и никакой суеты в лице!

– Выдумываешь ты все, – сказал Боря.

– Нет, Боря, правда… Я ведь всегда знала, что ты такой… Другой, чем кажешься, что Глебу далеко до тебя и что у вас с ним все было случайно и не по‑настоящему…

– Ты о чем?

– Сам понимаешь… Ты что так нагрузился?

Боря шел к столу, а она за ним.

Тихо шла, бесшумно. Удивленно.

Никого, кроме нее, в квартире не было.

Он положил на стол книги и стал выгружать карманы.

– Что это за ножик? – спросила Наташка.

– Уже забыла? Не сердись на меня… Он.., ну завалялся… И за чернила…

В ее глазищах вдруг появилась грусть.

– А зачем ты все сразу? Ну зачем?

Боря промолчал.

– Книжки‑то хоть прочел?

Боря хотел соврать, но не смог. Он напрягся и, весь краснея, выдавил:

– Не все… Ты прости, что кой‑какие потрепались…

– Какие пустяки! – воскликнула Наташка. – Они такие и были!

– Как‑нибудь вместе починим… Заклеим… Хорошо?

– Хорошо… – Из ее глаз сразу исчезла грусть.

– И знаешь, что я хотел тебе еще сказать? – проговорил Боря и вдруг запнулся.

– Что? – Наташка очень заинтересованно посмотрела на него, а Боря не знал, с чего начать, с какого слова, – совсем как начинающий шахматист не знает, с какой фигуры лучше пойти. И еще больше запинался и краснел. И Наташка не торопила его, не подгоняла, а терпеливо ждала.

– А то, – вдруг прорвало Борю, – ты не думай… Я.., я… Я умею дружить, я не такой… И никому в обиду не дам… И…

– Ну конечно, – обрадовалась Наташка, и не скрывала этого, и тоже вся залилась краской. – Я всегда это знала…

И тут, конечно, Боре надо было немедленно что‑то сказать, как‑то условиться и уже начать дружить По‑новому, по‑настоящему, а не так, как раньше, но Боря опять не знал – как, с чего начать.

– Приходи к нам когда‑нибудь, – выпалил он и понял, что говорит чушь: почему «когда‑нибудь»? Надо точно сказать когда, и вообще пусть приходит, когда хочет…

– И ты приходи, – тут же вставила Наташка. Что это она? Ведь он уже пришел к ней… И вдруг он понял, что надо скорей уходить. Обо всем этом надо поговорить в другой раз и лучше всего на улице…

– Ну, я пошел, – сказал он. – Уже? – прямо‑таки вырвалось из нее. – Я очень спешу сейчас.

Боря пошел – не пошел, а почти побежал к двери, распахнул ее, и она с размаху ударилась в кого‑то.