Деньги на подзорную трубу

Но в это время хлопнула наружная дверь – пришла мама, сняла у двери плащ и, что‑то напевая, понесла па кухню – в холодильник – покупки. Боря еще глубже задвинул коробку, выглянул из комнатки и пошел за мамой.

Вдруг он услышал звон – у мамы что‑то выпало из рук. Боря побежал на кухню: на полу валялась разбитая банка со сметаной, а мама стояла у газовой плиты – глаза закрыты, лицо посерело, волосы вздыбились – и держалась за сердце.

Борю поразил ее вид. Он испугался:

– Что с тобой?

– Сама не знаю, сынок, – сказала она, задыхаясь, – но мне.., мне не по себе… Я.., я очень боюсь… С тобой ничего не случилось? Ничего? – Ее глаза пристально и жалобно смотрели на него.

– Мама, все в порядке.

– А с Костиком? Где Костик? Скажи, где Костик!

– Ну что ты, мама… Он во дворе… Позвать?

– А папа? Как там папа?

Боря стал к ней боком, и мама слегка успокоилась.

«Раззява! Тупица! Бестолочь! Так ты следишь за приборчиком? – выругал себя Боря. – Ты должен всегда помнить, что он у тебя, что мама – это не Глеб и не Андрей!»

С тяжелым сердцем смотрел Боря, как мама выбирает из густой лужи сметаны острые осколки.

И тут в дверях звякнул ключ. Обычно Боря с Костиком, услышав это звяканье, с шумом вылетали навстречу отцу, смеялись, прыгали, висли на его руках, и, случалось, отец доставал что‑нибудь из карма‑па: новую книжку, блестящий значок с космонавтом или шоколадки в ярких обертках. Шоколадок он обычно покупал не меньше трех и первую всегда давал Костику: «Жуй, малыш номер один!», вторую протягивал Боре и называл его малышом номер два, а третья… Третья предназначалась для мамы – она тоже числилась у него малышом под третьим номером…

Но сейчас Боре ничего не было нужно, ничего! Впрочем…

Он бросился к отцу и выпалил:

– Пап, дай мне деньги на подзорную трубу, ты ведь обещал…

Отец так посмотрел на Борю, что он съежился.

– Я только что встретил тетю Феню, она мне сказала…

«Накапала! – мелькнуло у Бори. – То Александра Александровна, то она…» Он так огорчился, что забыл обо всем, и повернулся к отцу грудью.

– А ты верь ей, верь!

И тотчас с отцом что‑то произошло: лицо смягчилось, лоб разгладился и глаза стали испуганно‑подвижными. Он беспокойно оглянулся и встал спиной к стене.

– Что с тобой? – спросила мама, вышедшая с мусорным ведром из кухни.

Отец ничего не ответил. Он еще плотней прижался к стенке коридорчика, точно хотел втиснуться, войти в нее, стать незаметным.

– Что‑нибудь случилось?

– С‑с‑случилось, – прошептал отец.

– Но что же? Что? Что с тобой случилось?

– Я.., я сам не пойму…

Отец был большой, сильный, говорил всегда спокойным ровным басом, но сейчас его голос звучал тихо и жалобно.

«Опять! Опять я…» Боря бросился к себе в комнатку, упал на кровать и зарылся головой в подушку – так ему было плохо.

Вошла мама и негромко сказала:

– Ну что ты, Боря… Не переживай так… Вот возьми, папа дал…

– Не надо, не хочу! – сдавленным голосом прошептал Боря.

– Ну возьми и не расстраивайся…

Боря оторвал от подушки голову, с минуту колебался, затем взял из рук мамы три синеньких бумажки.

– Большое спасибо… – И потом спросил:

– А папа сам дал?

– А как же не сам… Я попросила для тебя, он и дал… Как же могло быть иначе?

Боре стало очень грустно: ведь мама ничего не понимала…