Что это за кнопка?

И услышал легкий щелчок. Что теперь его ждет?

С приборчиком ничего не сделалось, но Боря держал его с опаской. И очень боялся заглянуть в Хитрый глаз. Потом спрятал приборчик в карман и зашагал к дому.

Навстречу, смеясь, шли старшеклассницы и на всю улицу обсуждали кого‑то. Боря незаметно повернул к ним карман. И вот диво – они не шарахнулись в сторону, что сделали бы пять минут назад, но сразу прервали смех и даже разговор. И стали застегиваться на все пуговицы, а руки, как по команде, нырнули в карманы плащей и принялись лихорадочно шарить в них. И с лиц исчезли улыбки, и глаза превратились в щелочки – ну совсем как у Глеба!

Что с ними?

Боря прибавил шагу. Открыв дверь своей квартиры, он, даже не скинув куртку, стал набирать на диске телефона Наташкин номер. Надо успокоить ее, чтоб не боялась.

Боря набрал ее номер и затаил дыхание, услышав длинные гудки. И приготовился говорить. Внезапно в трубке появился голос Наташкиной мамы.

Этого Боря не ждал. И все же трубку не бросил.

– Будьте любезны Наташу, – попросил он, стараясь говорить басом, чтоб ее мама не узнала его: наверно, жаловалась, когда он стукнул ее.

– Сейчас, Боря, – сказала Наташкина мама.

А ведь как изменил голос – собственная мать не узнала бы!

И не успел он как следует огорчиться, как в трубке радостно зазвенел комариный голосок:

– Здравствуй, Борь, хоть и виделись уже… Что это ты стал какой‑то другой? Ходишь словно проглотил аршин и отворачиваешься от всех. Нарочно?

Вот любопытная! И, не видя ее, можно догадаться, что у нее длиннейший нос! Но Боря был доволен: она ничего не помнит, значит, и вправду действие приборчика довольно быстро проходит, не оставляя следа, и ему нечего бояться мести, и она, конечно, поможет ему убедить Вову.

– Нарочно отворачиваешься? – все допытывалась Наташка.

– Нарочно, – сказал Боря – Слушай, ты не можешь выйти на минутку? Ты, кажется, хотела мне какую‑то книжку принести…

– Ну конечно! – воскликнула Наташка. – «Маугли»… В школе на нее очередь! Не оторвешься! А когда? Хочешь, сейчас? Через три минуты!

– Хочу, – сказал Боря и опустил трубку. И не через три, через одну минуту услышал, как распахнулась по ту сторону лестничной площадки дверь.

Но Боря сдерживал себя и ждал. Он слышал, как Наташка, что‑то напевая, ходит по площадке – от двери к двери; раз двадцать, наверно, прошла, потом остановилась под их дверью и замерла. И стало так тихо, что Боре показалось, что он слышит, как стучит ее сердце.

Пожалуй, можно было и выходить.

Он потопал ногами, полязгал замком и услышал, как Наташка отпрянула от двери.

Боря вышел. Плечом прислонившись к стене, Наташка в безучастной позе стояла возле лифта. Она была в коротенькой черной юбке и серой кофточке с отложным воротником – собралась куда‑нибудь? – и держала в руках книгу. Глаза ее смотрели на него настороженно, исподлобья, но все равно восторженно. Боря все медлил, все не решался направить на нее Хитрый глаз, хотя знал уже, что ничего страшного с Наташкой не будет. Карман куртки смотрел в сторону. Но с чего, с чего начать?..

Все равно с чего, только б не молчать.

– Ты куда так разоделась? – брякнул Боря.

– Как – куда? – Наташка немножко растерялась, почесала книжкой подбородок и печально посмотрела на него из‑под челочки, которая, честно говоря, очень ей шла. – Никуда.

Боря старался не смотреть в ее русалочьи глаза.

– Я тебе книгу принесла.

– Вижу… Не ахинея какая‑нибудь?

– Что ты! Она…

– Про что? – оборвал ее Боря.

– Это про то… – начала рассказывать Наташка, но тут из их двери высунулось такое же, как и у нее, длинноносое, зеленоглазое, только старое лицо ее мамы, тети Лены, и она пригласила их домой. Боря сразу насупился:

– Да нет, не могу… Я спешу: подзорную трубу пойду покупать…

– Ого! – удивилась Наташка. – Говорят, у тебя теперь тот лайнер, который вчера…

– Да нет его у меня! – ответил Боря и подумал: неужели Андрей не сказал ребятам, что он уже обменял лайнер? – У меня теперь лодка, подводная лодка… Была у Попугая, стала у меня! Разве сравнишь ее с лайнером! Я их здорово проучил…