Что же с ними стало?

– Ну и бабушка! – сказал Боря дома, разглядывая картинки в книге «Маугли» и марки. – Никогда бы не подумал!

– А я и раньше это знал.

– Ты все знаешь раньше других! – Боря провел ладонью по его круглой, теплой голове.

Брат улыбнулся.

– Смотри только, если она позвонит, чтоб все сделал… Понял? Чтоб все! А встретишь на улице – сам спроси, надо ли что… Обещаешь?

– Будь спокоен.

И тогда Боря спросил:

– Слушай, а почему Александра Александровна сказала.., ну, сказала, что я стал какой‑то другой?.. Ну, ты помнишь это слово?..

– Удивительный?

– Ну да. – Боря поморщился от неловкости. – Что она имела в виду?

А кто ее знает! – Костик пожал плечами, но глаза его старательно скрывали улыбку.

Тогда Боря незаметно, чтоб Костик не догадался, пошел в ванную и, не зажигая света, встал у зеркала над полочкой, на которой стояли разные баночки, тюбики с мамиными кремами и пастами, а из стаканчиков торчали четыре зубные щетки – всего их семейства. И увидел в зеркале себя. Не изменился: лицо по‑прежнему худое и глаза по‑прежнему серые, но не такие лихорадочные, и губы стали спокойные… А все остальное как было!

Скоро пришла с работы мама. С узлом в руках. Ей открыл Костик. Он все время крутился возле и смотрел, как Боря примеряет пальто, перешитое из отцовского. Мама отошла от Бори, глянула на него, и глаза ее вдруг вспыхнули.

– Боря, что с тобой?

– А что? – Боря даже испугался немножко. – Что‑нибудь не так, да?

– Нет, нет‑нет, все так…

«Что ж это такое? – напряженно думал Боря. – Не только Александра Александровна, но и мама что‑то увидела во мне… Но что? Что? Почему они не говорят, что с ним стало?»

Боря позволял себя в новом пальто вертеть в любые стороны, а сам украдкой поглядывал на маму, на ее лицо, на тоненькие морщинки у рта и носа. А вчера они были у нее? Не замечал. А под глазами у нее усталая синева. Да и сами глаза вроде бы помутнели от усталости.

«Мам, иди отдыхай», – хотел сказать Боря, но не сказал: почему‑то было очень стыдно сказать это – ведь никогда не говорил. И разве дело только в отдыхе? Он не знал, что делать. Он вышел на кухню и увидел ведро, полное мусора. Он схватил его и побежал на лестничную площадку к мусоропроводу. И услышал сзади мамин голос: «Ну что ты, Боря, я сама», – и ему стало еще хуже, ведь это была такая мелочь. А что же не мелочь? Что настоящее?

И Боря спросил:

– Может, купить надо чего?

– Все есть, – ответила мама, – и хлеб, и масло… Вот, правда, картошки маловато. Но ничего, авось до завтра хватит. Да и тяжелая она…

– Давай я сбегаю, – сказал Боря. – Хоть десять кило…

– Ну да! Не донесешь… Лучше отдыхай… Ты уроки сделал?

– А я ему помогу, – тут же вмешался Костик.

– Без тебя справлюсь.

– Ну возьми и меня, Борь, мне скучно без тебя, – захныкал Костик, и пришлось отправиться в магазин вместе с братом.

Боря приволок целых двенадцать килограммов картошки, и мама заохала, увидев, как глубоко врезались в его пальцы ручки авоськи, оставив белые следы.

– Жив еще? – Мама пристально посмотрела на него.

– Тоже скажешь! – немножко даже обиделся Боря. – За кого ты меня принимаешь? Что еще сделать?

– Ничего больше не надо, Боря… Что это с тобой?

– А что?

– Да я так… Ничего… Ну иди к себе, поиграй с Костей.

Уходить не хотелось, но Боря ушел: ничего стоящего ведь не сделал, а надо бы что‑то сделать. Но что и как? Вон какое у мамы замученное лицо; это не только потому, что у нее много дел… Боря ушел, и на сердце у него стало немного легче – совсем немножко! Но голова была ясная, спокойная. Однако не прошло и получаса, как опять в сердце пробилась и застряла какая‑то тревога.

Боря уже догадывался, в чем дело. Но так не хотелось, так боязно было звонить в ее дверь – это ведь не к Геннадию и не к Александре Александровне… А надо было… Иначе не будет ему радости и веселья…

Надо!

И на следующий день, в воскресенье, Боря сказал брату:

– Может, к Наташке сходить?

– Идея! – закричал Костик. – Она так будет рада!

Боря слегка насторожился:

– Это почему же?

– Потому! – выпалил Костик. – Ты ведь давно у нее не был…

– А ты откуда знаешь?

– Хочешь, пойдем вместе?

– Нет, ты скажи, откуда ты знаешь, что я давно у нее не был?

– Да ничего я не знаю… Просто так сказал…

– А‑а‑а, – немного успокоился Боря, но решил ни в коем случае не брать с собой брата: не к старушке ведь идет и делать ему там нечего.

Но как пойти к ней? Что сказать? Как объяснить все? Может, на улице случайно встретится. Там все проще…

– Пойду прогуляюсь, – сказал Боря.

– А мне можно?

– Иди.

В самом деле, пусть идет, на улице он не помешает.

Они вышли. Было свежо, солнечно и не очень шумно. Костик шел рядом с ним и не мешал думать. А внутри по‑прежнему что‑то жгло и жгло Борю, и ему казалось, что в жизни его все не так, что он черствый, жестокий и никчемный человек. Чего‑то основного, большого и главного он не сделал и даже не знал, что это и как это можно сделать…

Наташка все не попадалась. «Ну и не надо! – подумал Боря, шагая к дому. – Если она не встречается мне, то я сам пойду к ней… Да‑да, пойду!»