«5» что это значит?

Боря водворил на место приборчик и вошел в квартиру.

– Костик, ты здесь? – и прислушался к тишине.

– Здесь, – донеслось из их комнаты, и Боря заглянул в нее.

Костик сидел за маленьким столиком и, по‑взрослому подперев кулачками лоб, рассматривал какую‑то сложную радиосхему на листе бумаги. Вид у него был страшно задумчивый. Углубленный.

– Это что еще такое? – спросил Боря, больше привыкший к его художествам.

– Да вот Гена нам предлагает…

Боря прямо вздрогнул, услышав это имя.

– Ты… Ты был у него?

– Был… А что?

Его встречи с Геной пугали Борю. Нет того, чтоб Костику дружить с этим собаководом, птицеводом и черепаховодом, так ему понадобился сам Гена…

– Ну и что он тебе предлагает?

– Провести в нашу квартиру телефон, и он будет не обычный, а с каким‑то усовершенствованием…

Не хватало еще! Гена подкатывается к нему, чтоб забрать назад свои вещи… У Бори так и заныло все, только он вспомнил, что подводная лодка на дне грязного пруда; у нее, может, уже вышли из строя сложнейшие механизмы, открывающие люк и пускающие ракеты, регулирующие работу двигателя. И еще было неприятно, что Глеб завел разговор о пропавшем из дому лайнере. Не миновать драки…

– Не надо, – сказал Боря.

– Почему?

– Занимайся рисованием, это у тебя больше выходит…

– Нет, не больше!

Это вывело Борю из себя, и он повернулся к Костику, к его глазам с точечками зрачков – хитрющим и веселым.

И сразу исчезла из глаз брата хитрость, растаяла живость, и они стали холодные, почти ледяные. Точно крепкий мороз застудил журчащую воду ручейка. Личико все задергалось, зрачки еще больше сузились. А нос… Его нос, маленький курносый нос, начал быстро краснеть.

Боре стало не по себе от его голоса, от его красного носа.

– Я буду делать, что хочу! – Личико Костика злобно скривилось, и он, встав с табуретки, надвинулся на Борю.

Боря слегка отступил.

– Но‑но, – сказал он, – потише.

– А чего потише? Вот как стукну сейчас., тогда будешь знать, как потише…

– Что‑то ты сегодня разошелся?

И вдруг Костик схватил Борю за куртку и так потряс, что голова его мотнулась из стороны в сторону и он едва не прикусил язык. Ого сколько, оказывается, силы в этом малыше!

Боря стал поспешно отрывать от себя его руки.

– Но‑но, ты… Хочешь заработать?..

– Хочу. – Костик еще крепче ухватил его за куртку, ухватил так, что она туго натянулась, сжав все тело, и Боре даже стало трудно дышать. И тут он рассердился:

– Уходи, ну? Я не хочу с тобой шутить!

– И я!

Боря ткнул его, правда не очень сильно, кулаком в грудь и получил затрещину. Боря обомлел. Лицо его пылало.

Костика так и распирало всего от злобы к нему, и нос его, как гребень у индюка, еще больше покраснел.

– Слушай, я не хочу с тобой ссориться, – сказал Боря. – Чего ты на меня вдруг взъелся?

– И не один я! И не вдруг!

– Замолкни! – сказал Боря, а сам подумал: «Неужели это Гена подговорил его?» – Ты ничего не понимаешь!

– Зато ты все понимаешь! – Костик кинулся на него, но Боря выставил колено и не подпустил его к себе. Тогда Костик схватил с Бориной полки маленький жестяной истребитель и швырнул в него – Боря едва успел прикрыть ладонью глаза.

Больше он не мог. Он выскочил из комнаты и побежал на кухню.

И все это из‑за кнопки, которую он нажал пять минут назад? Не может быть!

В дверь позвонили. Боря открыл и увидел тетю Лену, Наташкину мать.

– Мама дома? – спросила она.

– Нет.

– А газета с таблицей лотереи у вас сохранилась?

– Пожалуйста. – Боря принес ей газету и спросил:

– А Наташа дома?

– Дома… Простыла вчера… Может, навестишь ее?