На старт!

Электроник сразу понял, что это она — девочка с несмеющимися глазами. Взгляд темных глаз был внимательным. Казалось, девочка видит каждого насквозь.

Он протянул руку:

— Здравствуй! — И представился: — Электроник, а проще Эл.

Ладонь ее была холодной, пожатие крепким.

— Здравствуй, — ответила девочка и назвала себя: — Электроничка, Эля.

На какое-то мгновение он растерялся. «Эля?.. Электроничка?..»

Он рассмотрел девочку.

Лицо привлекательное, смуглое. Пышные волосы, сзади — завязанные ленточкой. Спортивная фигура. Руки и ноги в движении, словно спортсменка разминается на месте. Девчонка как девчонка. Только вот ее глаза — они напоминали строгий, беспристрастный объектив кинокамеры…

— Значит, ты… Электроничка? — сказал Элек, моделируя про себя десятки возможных биографий новой знакомой.

— К чему терять время, Эл? — ответила спортсменка, как будто они были знакомы сто лет. Нагнувшись вперед, отведя руку назад, она неожиданно скомандовала: — На старт! Ты готов? Раз… два… три! Марш!

На слове «марш» девочка сорвалась с места, резко стартовала. Электроник бросился за ней. Они в темпе пересекли двор и выбежали на улицу.

— Ты куда? — крикнул Элек. — Давай поговорим!

— Поговорим по дороге, — бросила через плечо его новая знакомая.

— Рэсси, возвращайся! — велел Элек терьеру, который мягкими прыжками следовал за ними. — Передай Сергею, что я вернусь к ужину.

Электроничка бежала быстро, как завзятый спортсмен: спутник ни на шаг не отставал от нее, внимательно следя за улицей, транспортом, пешеходами. На перекрестке Электроничка, не снижая темпа бега, ринулась на красный свет. Она проскочила перед самым носом малолитражки. Встречные автомобили резко затормозили, пропуская резвых нарушителей.

— Так нельзя! — выпалил в спину девчонки Электроник. — На красный надо остановиться.

— Я не хочу, — ответила на ходу Электроничка.

Только сейчас Элек удостоверился, что мотоциклист был ни в чем не виноват, налетев на выскочившую из кустов школьницу. На втором перекрестке Элечка одним прыжком преодолела улицу с движущимся транспортом, и Элек вынужден был последовать за ней.

— Ты что, не соображаешь?! — крикнул он, догоняя. — Ведь есть правила уличного движения…

— Не знаю никаких правил, — спокойно проговорила спутница, не сбавляя скорости бега. — Вперед!

— Пойми, это такие же машины, как и мы, — убеждал на ходу Электроник. — Без правил может случиться авария.

— А кто придумал правила?

— Человек, — сказал Элек.

Электроничка так внезапно остановилась перед красным светом, что мальчик чуть не налетел на нее.

— Говори правила, — потребовала Элечка. А когда зажегся зеленый, моментально среагировала: — На старт! Марш!

В конце концов они нашли выход, чтоб двигаться в сложном потоке городского движения без остановок и не прерывать беседы: пристроились в хвост колонны автобусов, которые в сопровождении милицейского патруля везли ребят за город. Светофоры давали автоколонне зеленую улицу, и это помогло Элеку быстро и наглядно объяснить новой знакомой правила движения, хотя сами они и нарушали их. Впрочем, популярный ныне бег трусцой в сложном потоке городского транспорта не привлекал особого внимания прохожих.

— "Осторожно, дети!" — прочитала Эля надпись на заднем стекле автобуса и спросила: — Почему этим детям они дают зеленый, а нам — красный?

— Кто они?

— Светофоры.

Пришлось объяснять разницу движения отдельного пешехода и колонны детей, рассказывать, как работают светофоры, как управляют автоматами люди в милицейской форме…

— Дети все живые? — любопытствовала Электроничка.

— Живые, — сказал Элек.

— А автомобили тоже живые? — продолжала болтать девчонка.

— В известной мере — да…

— А мы с тобой?

— И мы…

— А почему в известной мере?

— Потом узнаешь! — буркнул Элек.

Нелегко отвлекаться на сложные рассуждения, когда схемы заняты проблемой безопасности движения. Элечка то и дело пыталась обойти автоколонну и убежать вперед, она чувствовала себя стесненно в сутолоке города с его ограниченными скоростями, но старалась соблюдать правила.