На старт!

На загородном шоссе спортсмены развили большую скорость, обгоняя одну за другой самые быстроходные машины, не подозревая, какие эмоции вызывает это у водителей. Каменный город таял вдали; зелено-голубое пространство летело навстречу. Роботам казалось, что им снится счастливый сон.

Но и во сне с открытыми глазами они проявляли привычную расчетливость. Взгляд Элека определил, что руки и ноги его спутницы движутся ритмично и правильно — как у спринтера на стометровой дистанции, только гораздо чаще. Пожалуй, для случайного наблюдателя бегуны были лишь мелькнувшими на миг чемпионами, которые поставят новые рекорды.

— Давно тренируешься? — спросил Элек, настраиваясь на деловую беседу.

— Несколько дней. — Элечка быстро обернулась, угадав ход его мыслей. — Не волнуйся. Я со спортивным уклоном…

— От Громова, что ли, сбежала? — пошутил робот.

— Ошибки прошлого исключены, — моментально среагировала спортсменка. — Разве я — это ты?

Даже при сумасшедшей скорости она пыталась на ходу чисто по-девчачьи пожать плечами и чуть сбилась с ритма, но тут же спохватилась и ушла вперед.

— Ты — это не я, — согласился Элек и спросил самое главное: — Тебе известна твоя цель?

— Я буду, как и ты, изучать человека. — Она повернула голову, внимательно взглянула в глаза Элека. — Это и есть моя цель.

— Осторожно, Эля! — предупредил Элек, заметив, что навстречу летит тяжелый грузовик.

— Вижу, — отозвалась девочка, запечатлев в своем сознании расширенные глаза водителя грузовика. — Я все вижу, чувствую, но не все знаю.

Грустный тон ее голоса не вязался с решительностью движений. Электроник прекрасно понимал спутницу.

— Не знаешь, с чего начать? — спросил он.

— Не знаю. — Эля вздохнула. — Ты мне поможешь?

— Попробую, — ответил он и закричал: — Эй, куда ты?

Получив утвердительный ответ, девочка-робот включила предельную скорость. Электроник не захотел от нее отставать. Ничто не препятствовало движению самых быстрых в мире бегунов. Они казались сами себе сильными, ловкими, неуловимыми.

Они не подозревали, что за ними следят десятки внимательных глаз и приборов.

Еще в городе компьютер автоинспекции определил, что так двигаться могут только роботы. Совместив моментальные фотоснимки размазанных силуэтов, компьютер дал очертания двух фигур подростков. И вот от поста к посту на загородном шоссе полетело по радио: «Внимание, движутся роботы! Обеспечить безопасность людей и роботов! Скорость более трехсот километров в час…» Кто-то из милиционеров вспомнил героя телефильма по имени Электроник, назвал в рапорте по рации роботов Элеками, и его коллеги охотно подхватили шутливую кличку нарушителей.

«Внимание, Элеки!» — звучало теперь в эфире.

И это предупреждение было очень близко к истине.

Каждый постовой понимал, что при такой скорости роботов нет возможности ни догнать, ни остановить их, ни тем более потолковать с ними. И каждый по возможности освобождал от излишнего транспорта свой участок пути, включая на въездах красные сигналы. Бегуны производили ошеломляющее впечатление даже на опытных инспекторов. Мысль о штрафе за превышение скорости возникала у иных из них чисто автоматически, но не было в правилах такого запретного для роботов параграфа. А Элеков — фьюить! — и след простыл! Лови ветер в поле…

Давно кончились густые леса с полянами, овраги и круглые рощицы на склонах, крутые спуски и подъемы. Дорога была ровной, тянулись до горизонта зеленеющие поля. На указателях мелькали незнакомые для Электроника названия населенных пунктов, пока он не узнал одно из них: «Белозерск — 300 км».

— Ого, — сказал едва слышно Электроник, — с такими темпами через час мы будем у моря.

— Хочу к морю. — Элечка его услышала. — Что такое море?

Электронику нравилось беседовать на предельной скорости.

Они ничуть не устали и могли бежать дальше бесконечно долго, могли добежать до самого моря, и это было заманчиво, тем более что Элек сам никогда не видел настоящего моря. Но нужно было возвращаться.

— Пора, — сказал Элек.

— Зачем? — отозвалась она.

Он взглянул на нее, напомнил:

— Ты хотела начинать…

И девчонка моментально повернула назад.

На обратном пути он рассказывал ей о море, об атмосфере. И о человеке.

— Тебе хорошо, — сказала Эля, — у тебя есть друг.

— Ты про Серегу? — спросил Эл.

— Да. А у меня нет Сыроежкина.

Эл на мгновение задумался:

— Подружись с любой девчонкой…