На старт! templates/cf

Рядом какая-то первоклашка рисовала смешных человечков под всем известную песенку: «Точка, точка, запятая… Минус — рожица кривая…» Майя и Эля переглянулись и принялись заполнять мелом пустые места в чертеже Сыроежкина.

— Сколько выйдет человечков из этой «скакалки»? — спросила Майка. — Всего-то шесть символов!

— Четверть миллиарда, — отозвалась сразу Элечка. — Самых разных…

Майка рассмеялась: каких только чудищ не изобразила ее новая подруга! Круглые, квадратные, многоглазые, руконогие — казалось, все описанные в фантастике инопланетяне были собраны из обычных точек, палочек и одного огуречка.

— Что вы делаете? — крикнул Сыроежкин, подбегая. — Что за рожи? Нарочно, да?

— Это комбинация из твоих элементов, — пояснила Майка.

— Человеки, — подхватила Электроничка.

Лицо изобретателя на мгновение стало нечеловеческим.

— Они испортили мой супер, — пробормотал он растерянно.

— Вот она — супер! — Элек указал на Электроничку. — Настоящий супер.

— На жидких кристаллах, — подтвердила девочкаспортсменка.

И протянула руку Сереге.

Тот машинально пожал ладонь Эли.

— Ну и ледышка! — пробормотал он.

Остальные тоже пожали ладонь и подивились ее прохладе.

— Сам ты ледышка! — парировала Майка. — В здоровом теле здоровый дух!

— А что такое задавака? — спросила Эля.

Вовка Корольков смутился и уставился в пустые школьные окна. Майка подскочила к нему:

— Это ты сказал «задавака»?

— Я не сказал, я подумал, — сознался Профессор.

— Ты хотел обидеть мою подругу? Или меня?

— А что такое зануда? — спросила спокойно Электроничка.

На этот раз покраснел Сыроежкин.

— Она что, угадывает мысли? — шепотом обратился он к Элеку.

— Возможно, угадывает, — подтвердил Электроник. -

У нее феноменальная чувствительность.

Сыроежкин недоверчиво посмотрел на Элечку:

— Угадай, модель, что я сейчас подумаю.

— Иди домой, такая… сякая… балбеска, — прочитала девочка по едва заметным движениям его губ. — Что такое балбеска?

Светлова возмутилась.

— Это уже слишком, Сыроежкин! — вспыхнула она. — Сейчас же извинись!

— Извини, — сказал Сергей новой знакомой Электроника. — Я не нарочно. Просто так…

— Опасная особа! — заметил вполголоса Смирнов Профессору.

— Обычная телепатка, — констатировал Профессор.

Почему-то никто из мальчишек не изъявил больше желания, чтобы Эля угадывала их мысли. Лишь Макар Гусев, у которого царила каникулярная пустота, от души стукнул ногой по мячу, крикнул:

— Здорово, Элка! А не сгонять ли нам, братцы, в футбол?

— На старт! — спокойно и твердо ответила ему Электроничка.

И так посмотрела на Макара, что он надолго запомнил мрачновато-правдивый взгляд ее больших темных глаз.

Никогда еще не испытывал Макар столько унижений от обыкновенного футбольного мяча. Сам виноват — вызвался защищать ворота. С виду все обычно: пятеро подростков гоняли по площадке мяч, передавали его друг другу и били в одни ворота. Не каждый наблюдатель отличил бы среди игроков девчонку с «хвостиком». Но когда мяч попадал именно к ней, Макар внутренне напрягался.

Первый гол Эли он не заметил. Просто не увидел мяча и решил, что тот от сильного удара перелетел через металлическую решетку, отгораживающую площадку от двора. «Принеси, Рэсси!» — попросил Макар, и тут все засмеялись, а Рэсси выразительно гавкнул. Макар оглянулся: гол!

Когда мячом завладела эта новенькая, на голкипера обрушилась серия мощных ударов. Вратарь бросался на летящий мяч и, вынимая его из сетки, не понимал, как он там оказывался. «Гол! Гол! Гол!» — кричала Майя, и ей вторил громким лаем пес.

Теоретически Макар знал, что можно взять любой мяч. Но не успевал сообразить, куда бросаться: он только слышал свист и нелепо метался в воротах. А когда мяч, посланный снова Элечкой, слегка задел его по волосам, Макар ощутил в голове легкий звон.

— Пенальти каждый забьет! — крикнул он, раздосадованный неудачей. — Становись!

Элечка встала в ворота.

— Сейчас узнаешь наших! — похвастался Макар.

Он отмерил шагами одиннадцать метров, разбежался и ударил по мячу.

Мяч оказался в руках вратаря.

— Так ему! — крикнула Майка. — Давай, Элечка!