Ночная прогулка роботов

По ночам, когда пионерлагерь затихал, Электроник и Электроничка совершали прогулки по окрестным местам.

Однажды, когда Элечка уже лежала на постели, в окне появилась лохматая голова мальчишки.

— Чего лежишь? — спросил шепотом Эл и предложил: — Пойдем подышим свежим воздухом.

— Свежим воздухом? — переспросила, поднимаясь, Электроничка. — Зачем?

— Так принято у людей, — пояснил Электроник.

И она приняла предложение.

До сих пор Элечка не знала, что делать по ночам, когда подруги спят. Она лежала с открытыми глазами и представляла тот огромный, сложный мир, в котором она очутилась. Зачем она здесь — маленький спортивный робот, изобретенный пусть даже самим гением профессором Громовым, — зачем? Чтобы тренировать девочек? Пожалуйста — она готова заниматься и ночью, но с наступлением темноты ее подруги, пошушукавшись и посмеявшись над впечатлениями дня, крепко засыпали. По мнению Элечки, это было неинтересно. Элечка чувствовала себя ночью одинокой. У нее не было двойняшки, которая бы видела за нее сны…

И вот, как и при первом знакомстве, они с Элеком выбежали на загородное шоссе. Ночью мир открылся Электроничке совсем-совсем другим. Над темным забором леса повис серп луны, отражавший лучи невидимого солнца. Фиолетовый пар клубился над болотами. Равнины заливала белая пена тумана. Обострились все запахи — леса, полей, спящих цветов. Светили, отражаясь в глазах Элечки, звезды Северного полушария. И туда, к звездам, в таинственный иллюминатор луны, уводила путешественников светлая ночная дорога.

Они бежали на небольшой скорости, невольно подчиняясь неторопливому течению ночи, и разговаривали.

— Что такое космос? — спросила Элечка, вглядываясь в далекие звезды.

— Космос?

Элек кратко объяснил ей строение Вселенной.

— Я никогда не была в космосе, — заметила Элечка вслух. — Я так хочу в космос.

— Ты обязательно полетишь в космос! — уверенно сказал Электроник. — Не сегодня, конечно…

— Не сегодня, — эхом отозвалась бегущая рядом девчонка. — Но я не видела даже зимы.

— Скоро ты увидишь и зиму, и снег, и лыжников. И сама прокатишься с горы.

— Я многое не видела в этом мире, — продолжала жаловаться Элечка.

И перечислила: зверей и птиц, города и страны, музеи и театры, моря и океаны, книги и телепередачи, пустыни и джунгли, фильмы и концерты, созвездия и галактики — все то, о чем она читала, слышала или догадывалась. На Электроника внезапно свалилась гигантская программа познания жизни, но в какой последовательности ее осуществлять, он пока не знал. В свете луны они были похожи на серебряных астронавтов, спешивших навстречу звездам.

— Со временем все узнаешь, — пробормотал Эл.

— Со временем? — переспросила Элечка, и ему послышалась ирония в ее словах. — Ты имеешь в виду какое время — земное или наше, электронное?

— И то, и другое.

Девочка внезапно остановилась, топнула ногой, и мальчишка, чуть было не налетев на нее, остановился в сантиметре. Кед Элечки придавил сандалию Элека, глаза ее смотрели в его глаза.

— Скажи, кто я такая?

Это был самый сложный для Электроника вопрос. И пока он вырабатывал десятки определений, выбирая самое подходящее для лунной ночи и осторожно высвобождая из-под резинового кеда свою ногу, Электроничка, кажется, поняла ситуацию.

— Скажи, я действительно супер?

— Супер, — кивнул Элек. — Суперэлектроничка.

«Супер» было самое модное словечко в лагере. Пошло оно от мальчишек. Теперь не существовало просто Сергея, Витьки, Макара, Вовки. Все — сплошные суперы. Супергусев за обедом съедал две порции супержаркого и, набравшись сил, забивал в футболе суперголы. Суперсмирнов изучал в большую лупу супержуков, комаров, муравьев, кузнечиков. Суперпрофессор синтезировал на компьютере в комнате отдыха новейшие произведения живописи. А Суперсыроежкин, которому было поручено шефствовать над младшим отрядом, совсем впал в детство: играл с малышами во все игры, дурачился и смеялся без конца.

Девчонки явно посмеивались над «суперами», хотя и виду не подавали, и это первым уловил чуткий Сыроежкин. Вон и Майка прошла мимо, не повернув головы. И Кукушка нос в сторону дерет. Даже эта замухрышка Светка — и та ни-ни, хотя и писала когда-то ему: "Твоя Света К. ". «Ну, какие же мы суперы, — сказал в сердцах Сергей Электронику. — Мы стандартные, даже суперстандартные». — «Мы все немного устарели, — ответил ему Электроник. — А вот Элечка — супер…»

— … Нет, я не супер, — сказала, топнув ногой, Электроничка. — Я обыкновенная новая машина. Учусь, как ты и советовал, у подруг. На старт, Элек!

Они снова побежали к сверкающей вдали луне.

— Чему ты учишься у них? — поинтересовался на ходу Эл.

— У Зои Кукушкиной — любопытству…

— Надеюсь, не к сплетням? — проиронизировал Эл.

— Нет, не к сплетням. Она теперь другая…

— Занятно, — усмехнулся Электроник, вспоминая, сколько тревожных минут доставляло им прежде «любопытство» Кукушкиной.

— У Светы — скромности и справедливости…

— Светка — классная девчонка! — согласился Эл.

— У Майи — правдивости и красоте…