Во-лей-бол

Наконец-то настал день Большого Волейбола! В финале лагерного турнира встречались королевы и короли воздуха, как обычно называют классных волейболистов: команды знаменитых клубов «Электроничка» и «Электроник».

Мальчишки и девчонки заполнили трибуны, уселись на скамьях, ступеньках, на траве. Какой-то ярый болельщик залез на дерево. Пришли вожатые, повара.

Физкультурник Ростик вел себя торжественно и строго, словно проводил международные соревнования. То и дело он покрикивал на шумящие трибуны: «Ти-хо!» Но тут же на другом месте начиналось лихорадочное скандирование: «Во-лей-бол! Во-лей-бол!» — и Ростик грозил пальцем или театрально разводил руками. Глаза его не упускали ни одной детали.

Только он один знал, насколько важна именно эта спортивная встреча. Недавно ему, физруку лагеря, звонил по поручению самого министра инспектор средних классов Василий Иванович, интересовался, есть ли новые результаты у «метода Электроника». А до этого профессор Громов расспрашивал о своих питомцах. Что же, он подробно опишет игру в волейбол мальчишек и девчонок, и тогда, быть может, появится совсем новый термин: «Метод Электроника и Электронички»… Он, Ростик, — тренер обеих команд. В конце концов, ему лучше знать, какой материал давать науке для обобщения.

Команды сбились в тесный кружок, обняв друг друга за плечи. На судейской вышке восседал невозмутимый Рэсси со свистком в лохматой пасти.

— Как интересно! Будто на рок-концерте! — шепнула одна подруга другой. — Представляешь, я никогда не была на волейболе…

— Сколько болельщиков! Я сейчас лопну от радости! — призналась ей подруга и крикнула: — Судью на мыло!

Соседи оглянулись на них и засмеялись. А Ростик иронично заметил:

— На мыло? Неэтично, девочки!

Все поняли, что познания подруг о большом спорте пока исчерпаны.

Прозвучал резкий длинный свисток.

— Команде «Электронички» физкульт-привет! — гаркнул Гусев.

— Команде «Электроника» — привет, привет, привет! — отозвались хором девочки.

Свисток — и все на своих местах.

«Электроники» вышли на площадку в таком составе:

Элек, Смирнов, Гусев, Чижиков-Рыжиков, Профессор,

Сыроежкин. Электроничка поставила у сетки самых рослых и сильных — себя, Майю и Кукушкину, в защите — верных Бубликов, а душой команды, разводящим, как обычно, была Света.

Первые подачи не принесли никаких результатов. Команды присматривались друг к другу, притирались между собой — словом, вырабатывали свой ритм и стиль. Но вот на подачу вышла Элечка. Она взяла мяч в руки с великой осторожностью, повертела в пальцах и вдруг взвилась вверх, подкинула над собой и ударила сверху в центр площадки соперников. Мяч пролетел над самой сеткой. Витька Смирнов, задумчивый крепыш, увидел что-то темное, со свистом летящее прямо на него, вытянул руки и свалился, сбитый мощным ударом в грудь. Трибуны взорвались: вот это подача! Один — ноль!

Второй подачей, с закрученным мячом, Элечка вывела из строя Профессора. Профессор тут же вскочил, поправил на носу очки, махнул приветливо зрителям, но счета изменить не мог: два — ноль. На третий раз подающая, казалось, лишь легонько погладила мяч снизу, а он взвился высоко над сеткой, описал гигантскую петлю и стал падать на Сыроежкина. Сергей присел, дожидаясь мяча с поднятыми руками, взглянул вверх, и тут его ослепило солнце. Мяч плюхнулся рядом с игроком.

На трибунах засмеялись, захлопали, засвистели. Электроник взял первый минутный перерыв.

— Ты превышаешь скорость, — шепнул он капитану противников из-под сетки.

— В спорте скорость — это главное, — четко ответила Элечка.

Мальчишки сгрудились на своей площадке, наклонили головы, перешептываясь.

— Если все время она будет подавать, нам хана, — пробасил Гусев. — Что скажешь, Эл?

— Мяч от подачи обычно летит 0,333 секунды, а реакция игрока 0,3 секунды, — спокойно пояснил Эл. — У нее скорость больше. За 0,2 секунды никто из вас не примет мяч.

— Это нечестно! — крикнул Макар. — Не по-человечески!

Элечка его услышала, сказала своим:

— Я так сильно не буду подавать…

— Почему?

— Не по-человечески, — вздохнула Эля. — Давайте играть по-человечески.

Подруги согласились с ней.

— Нам бы вырвать подачу, и ты им покажешь! — шепнул Сыроежкин другу.

— Покажу, — спокойно ответил Эл.

Следующая подача Электронички была обычной, хотя и сильной, и Сергей принял мяч, ощутив приятное покалывание в кончиках пальцев. Принял, подкинул над собой, и Эл, подскочив, приземлил его на площадке противника.