Теплоходная игрусия

- Слышите? - обрадованно сказал Зайчик. - Он кричит: "Иду!"

- Что он кричит? - спросила девочка с красным бантом. - Я не слышала.

- Придется повторить, - сказал Гум-гам. - Слушайте все. Р-раз!

И теплоход загудел. Нет, он не загудел, а вдруг запел хриплым басом:

Иду-иду, ребят везу-у...

Ребята рассмеялись.

Капитан на минуту застыл у штурвала прислушиваясь. Он, кажется, не нажимал кнопку, а теплоход гудел, да еще как-то странно. Капитан подумал, включил гудок и услышал:

Иду-иду, играть хочу-у...

- Самое главное, когда плывешь на теплоходе, - это быть в шутливом настроении, - говорит Гумгам. - Я слышал немало историй о том, как корабли садились на мель только потому, что везли скучных пассажиров... Эй, Зайчик, ты, кажется, хотел играть в теплоход, - напомнил Гум-гам.

Зайчик вскочил, вытянул руку:

- Едем туда, под мост. Обгоним все машины на берегу!

- Всем сесть на скамейки! - распорядился Гум-гам.

Ребята расселись на палубе. Максим задумался: "Как же Гум-гам заставит играть теплоход? Его ведет капитан..."

А теплоход рванулся на середину реки; Здесь он плавно повернул и, разрезая носом воду, нырнул под мост. А когда вынырнул, пассажиры сразу заметили, какая большая скорость: дома-гиганты по обе стороны реки поспешно уплывали назад, даже катившие по набережной машины не поспевали за теплоходом, а облака и подавно были тихоходами.

Отступили, раздвинулись каменные берега реки, теперь они виднелись вдалеке. Бежал, торопился теплоход, уплывал из города - туда, к далеким зеленым берегам. И хрипло вскрикивал, веселя пассажиров:

Иду-иду, гулять хочу-у...

"Гуляй, гуляй, - твердил про себя капитан. - Вот разберу я твой мотор, тогда ты у меня погуляешь".

С мотором что-то случилось. Как ни снижал капитан скорость, ничего не получалось. Зарывшись по грудь в воду, теплоход не хотел останавливаться, не слушался руля. И капитан, крепко держа штурвал, следил за тем, чтоб не столкнуться с какой-нибудь лодкой да не сесть с разбегу на мель.

Они проплывали мимо последней городской пристани. У причала стояли пустые теплоходы, с уныло повисшими флагами.

- Чего они тут стоят! - сказал Максим, обращаясь к Гум-гаму. - Пусть тоже гуляют!

- Пусть гуляют, пусть теплоходятся, - согласился охотно Гум-гам и прищелкнул пальцами: - Р-раз!

Такого рева никогда еще не слышала тихая пристань. Из будки выскочил перепуганный дежурный. Он протирал глаза, не понимая, что творится на реке.

Десять теплоходов, разом взревев, оборвали причальные канаты и поплыли вниз по течению.

Они не просто плыли, а догоняли друг друга, кружили на месте, кидались врассыпную, будто затеяли игру в догонялки. А впереди мчался белый, весь в пене теплоход, и с его палубы махали детские руки и летел дружный смех. Дежурный растерянно смотрел на всю эту чехарду. Внезапно он вспомнил, что ни на одном теплоходе нет экипажа. Дежурный сорвался с места и, оглядываясь на реку, побежал звонить, бить тревогу.

Этот звонок прервал важное совещание. Капитаны и их помощники вскочили в автобус и через полчаса были на пристани. Они увидели свои теплоходы мирно дремавшими у причала. Дежурный, заикаясь, рассказал, что теплоходы вернулись сами, как и уплыли. Хотя дежурный клялся, что говорит правду, капитаны не верили ни одному его слову. И все же здесь что-то произошло: канаты оборваны, трапы попадали в воду... Ну и досталось растяпе-дежурному!..

А Гум-гам затеял новую игру. Белый дизельный теплоход преследовал быструю гордую "Ракету". Первым увидел ее Зайчик и громко закричал, показывая пальцем. От "Ракеты", мчавшейся на подводных крыльях, тянулся по воде длинный серебристый след, и по этому следу догонял ее обычный теплоход. Из капитанской рубки "Ракеты" махали красным флагом: впереди было опасное место - железнодорожный мост, под которым не разъехаться двум теплоходам. Но теплоход не снижал скорости, он настигал "Ракету" и при этом гудел на всю реку:

Иду-иду, летать хочу-у...

Капитан теплохода был в отчаянии. Он ясно видел красивую корму "Ракеты", в которую они через минуту врежутся. Эта корма вдруг стала уходить вниз, словно "Ракета" тонула, а теплоход, наоборот, задирал нос. Капитан взглянул в боковое окно. Что такое? Его теплоход, на котором он проплавал одиннадцать лет, выскочил из воды, перелетел через мост и, плюхнувшись опять в реку, подняв фонтаны брызг, продолжал плыть дальше.

Только тут капитан по-настоящему испугался, но не за себя, не за корабль - за пассажиров. Вдруг кто-нибудь из них упал за борт?

Капитан стал быстро считать макушки.

Мальчишки и девчонки вместе с вожатым сидели на палубе, с ног до головы мокрые, чуть испуганные, но счастливые.