"Р-раз!"

- Как?

- А ты поможешь мне змеить этот змей?

"Чего он притворяется?! - возмутился про себя Максим. - Будто никогда не видел бумажный змей!.." А вслух сказал:

- Ладно, помогу.

Циркач мигом спустился вниз, зашептал на ухо Максиму:

- Когда ставишь лестницу, скажи одно только слово: "Р-раз!" - и она не упадет. И потом тоже: "Р-раз!" - и переворачивай. Все!

И хотя Максиму понравилось лихое "р-раз!", он от души расхохотался. Ну и шутник!

Акробат почему-то обиделся.

- Ты мне не веришь, - со вздохом сказал он.

- Верю, - весело отозвался Максим. - Раз! - и шишка на лбу. Ты вон шлем нацепил и воздухом надулся, можешь себе падать сколько хочешь.

- Ты мне не веришь, Мак-сим. - Голуболицый смотрел на Максима печальными глазами, и Максим перестал улыбаться, пораженный, как непривычно звучало его имя. - Зачем я пробивался через космос, искал эту планету... этот двор.. этот змей?.. Зачем?.. - продолжал голуболицый. - Я так искал тебя, Мак-сим...

Он сел прямо на землю в своем великолепном скафандре, опустил голову, увенчанную серебристым шлемом, - грустный мальчик с далекой звезды...

Максим подумал: "Если бы я прилетел с другой планеты и вдруг очень бы огорчился, я тоже сел бы прямо на землю и стал бы говорить таким обиженным голосом".

- Никто, совсем никто не хочет со мной играть... - бормотал звездный мальчик. - Конечно, это кажется слишком просто: раз - и ты не падаешь... Но ведь любая игра начинается, когда говорят: "Раз, два, три!" Так принято на всех планетах и на моей тоже. Глупейшая лестница, она повалилась потому, что я забыл сказать ей "р-раз!".

Максим подошел ближе.

- Я верю тебе, - сказал он, а сам подумал, вглядываясь в голубое лицо: "Наверное, он не шутит". - Давай запускать змей или играть в лестницу - как ты хочешь. Но для змея нужны крепкие нитки.

Мальчик вскочил.

- Нитки? Замечательно! Через минуту будут нитки. Фьють - и готово, я принесу их. Жди!

Он вытащил из кармана синий камень - необыкновенного блеска кристалл с множеством граней, бросавших во все стороны слепящие лучи, будто это было карманное солнце. Синие круги завертелись в глазах Максима: все вокруг изменилось, задрожало, поголубело.

- Ну-ка отойди, Мак-сим! - прозвучал громкий голос. Максим попятился. - Так, подальше... Еще дальше! А то фьють - и улетишь со мной... Сейчас здесь будет космическая пустота, и я в нее шагну. Р-раз! - и я дома...

- Как тебя зовут? Как тебя зовут? - закричал Максим. Синий камень не просто удивил его, он верил каждому слову мальчишки и очень жалел, что так скоро расстается с ним.

- Гум! - крикнул в ответ звездный мальчик. - Я говорю "гум" - и шагаю в космос, как в открытую дверь. Я говорю "гам" - и я уже дома...

И он подкинул карманное солнце над головой. Завертелись спицы невидимого колеса, и фигурка в скафандре оказалась внутри прозрачного шара. Шар рос, переливаясь всеми красками, отражая зыбкое круглое небо, непривычно круглый двор, круглые окна, круглые крыши, застывшего на месте Максима, восхищенного и испуганного.

- Дз-ззз-знн-н-н!.. Шар треснул, взорвался с легкостью мыльного пузыря. Космический путешественник исчез, будто растворился в воздухе, и в наступившей тишине долетели до Максима последние его слова: "Меня... зовут... гм... гм..."

- "Меня зовут Гум... гам..." - тихо повторил Максим. - Гум... гам!.. - Ему нравилось это имя: Гум-гам - таинственное слово... Космический гром в космической пустоте. Гум-гам!..

Максим побежал туда, где только что лопнул шар. Никакой космической дыры, в которую вошел мальчик в скафандре, не было и в помине. Лежали на траве забытая лесенка и бумажный змей.

Максим взял лестницу, поднял ее в вытянутых руках, шепнул:

- Р-раз!.. - и опустил руки.

Ему показалось, что в это мгновение двор отодвинулся вдаль и во всем мире остались только он да лестница.

Лестница не упала. Она повисла в воздухе.

Тогда он ударил ладонью по нижней перекладине, и лестница бесшумно перевернулась. Даже подпрыгнув, Максим не мог достать рукой до ступеньки. Что за послушная лестница! Да на такой лестнице не то что до крыши - до Луны добраться легко.

- Теперь ты будешь играть? - прозвучал за его спиной тихий голос.

- Гум-гам! - Максим подскочил от радости, увидев знакомое лицо. Смотри, она висит! - с гордостью показал он на лестницу.

- Я говорил: это очень послушная лестница, стоит только скомандовать. Вот нитки.

- Что это ты разоделся, как на карнавал? - заметил Максим, оглядев космического путешественника.

Его новый приятель был одет совсем иначе, чем несколько минут назад: на нем был с узором из золотистых стрел костюм. Правда, этот скафандр такой же тугой, как и прежний. Грудь звездного гонца выгибалась колесом. Можно было подумать, что это знаменитый мотогонщик в начищенном шлеме.

- Успел переодеться, - небрежно сказал Гумгам. - У меня есть шкаф-одевалка. Автоматический. В одну секунду одевает.

- Здорово! - выдохнул Максим и хлопнул ладонью по упругому плечу. Ладонь отскочила как от мяча.