Трик-трак

Во дворе, куда вернулись Максим с отцом, снова что-то случилось. У подъезда - толпа. Еще издали заметно, как все громко говорят, размахивают руками.

- Ну вот, - сказал папа, - новое происшествие! Какое-то ненормальное воскресенье.

Он хотел проскользнуть в подъезд, но его окликнули:

- Не торопись, Семен Васильевич! В квартиру ты не попадешь.

И мама - она оказалась тут же - подтвердила, что в квартиру они не попадут.

Посреди толпы стоял дядя Захар и держал за руки своих сыновей - Мишку и Сергея. Это они, пока жильцы гуляли, дышали свежим воздухом, слушали рассказ Митина о мамонте, испортили тридцать шесть замков в четвертом подъезде. Причем они не скрывали своих планов - на каждой двери висела записка с кривыми буквами: "Замок испорчен". И подпись: "Разбойники". Вещественное доказательство - кипу записок - собрал Митин. Он показал их всем родителям и выяснил, что это писал Мишка.

- Вот как - разбойники! - говорил красный от возмущения дядя Захар и грозно смотрел на сыновей. - Ну, что теперь делать?

"Разбойники" молчали. Они уже во всем признались. Лишь не могли толком объяснить, как испортили столько замков.

- Записки писали - да, пугать - пугали, а замков не трогали! твердили в один голос близнецы.

Однако ни один ключ не мог открыть замок. Тридцать шесть дверей ждали, когда их отомкнут.

- Зачем вы это сделали? - спросил дядя Захар.

- А зачем они нужны - замки? - вмешался Максим. - Только мешают.

- Да, зачем? - робко поддакнул Мишка.

- Зачем? - тонким голосом спросил Сергей.

Митин стал объяснять, зачем нужны замки. Вопервых, на свете еще не перевелись жулики. Во-вторых... Тут Митин замолчал и больше ничего не мог сказать. И другие взрослые задумались, вспоминая, зачем нужны замки.

Зато ребятам было что сказать. Во-первых, теряются ключи. Во-вторых, если замок тугой, зря тратишь силы. В-третьих, замки ломаются. В-четвертых, человек, пока не вырастет, не может достать до звонка. В-пятых, звонки будят грудных детей. Вшестых, если в квартире глухая бабушка, никогда не дозвонишься до приятеля. В-седьмых, разрушается дружба. В-восьмых...

Но вот пришел слесарь, и жильцы заволновались. Кому первому ломать дверь? У каждого были срочные дела: кто хотел обедать, кто собирался в кино, кто спешил смотреть по телевизору футбол. А старуха Митина вдруг вспомнила, что она варила суп, а газ не выключила, и теперь неизвестно, что с этой кастрюлей, и вообще в квартире, может, пожар.

- Да-а, - раздумчиво сказал слесарь, - тут работы часов на пять.

И опять жильцы заволновались, а дядя Захар покраснел еще больше, погрозил сыновьям кулаком и побежал в магазин покупать тридцать шесть новых замков.

Сергей и Мишка облегченно вздохнули, переглянулись, выскользнули из толпы.

- Ребята, - позвал их Максим, - бежим в беседку, что я вам расскажу...

Сергей и Мишка - приятели Максима, братьяблизнецы. Каждому из них по семь лет два месяца и тринадцать дней; разумеется, точный счет действителен только сегодня, а завтра оба брата будут на день старше. Говорят, все близнецы похожи друг на друга, но Сергей и Мишка, вероятно, исключение из общего правила. У Сергея глаза голубые, у Мишки - зеленые. Сергей тощий и бледный.

Мишка, наоборот, упитанный. Сергей любит все ломать, он даже ухитрился отодрать две клавиши от пианино. Мишка при взрослых ничего не ломает и прилежно учится музыке. Словом, как говорит дядя Захар, один сын у него положительный, другой отрицательный. Вернее, говорил до сегодняшнего дня. Неизвестно, что он скажет после истории с замками.

И сами виновники происшествия никак не могли выяснить, кто из них положительный, кто отрицательный. Пока Максим рассказывал приятелям, как он встретился с Гум-гамом, братья то и дело перебивали его.

- Это ты придумал писать записочки! - говорил Мишка.

- А ты зато писал, - вспоминал Сергей.

- Ты первый наклеил на сто вторую квартиру.

- Но ведь я не трогал замок! - оправдывался Сергей. - Как он мог сломаться?

- В самом деле, как? - переспросил Мишка. - Как теперь люди откроют свои двери?

- Топором. А нас ждет ремень.

- Вы слушаете или нет?! - прервал братьев Максим.

Постепенно все неприятности забылись. Мишка и Сергей, устроившись на лавочке, слушали Максима. Везет человеку! На грузовике летал, на карусели крутился, видел дикого зверя - и это за один день. А тут прилепили какую-то несчастную крохотную записку, и уже весь дом гудит.

Они верили и не верили Максиму. Всякое бывает на свете, но так, чтоб лестница висела просто в воздухе, - этого они даже не представляют.

- Вот бы сюда твоего друга. Он бы придумал, что делать с замками... зашептал Сергей.

- И нам бы тогда не попало, - добавил Мишка.

- Он не хочет играть со взрослыми, - напомнил Максим. - А там около каждого замка по пять человек. И все ругаются.