Я ничего не знаю

Неприятности в жизни Вовки Коробкова начались с того, что он проспал два урока. Вчера вечером Вовка подслушал разговор маленькой сестренки Алены с подружкой: они говорили о каком-то Гум-гаме, о его чудесах и о том, что ночью будет праздник для ребят. Вовка тоже не лег спать, стоял в темной комнате у окна и смотрел во двор, а когда хлопнула дверь и Аленка выбежала из подъезда, Вовка бросился следом. Вовка был маленького роста, никто даже не подумал, что он учится в пятом классе, а на синей поляне он держался подальше от Аленки. Нет ничего удивительного, что утром Коробков проспал и опоздал на занятия.

Он пришел в школу, когда была перемена. К нему подбежали товарищи:

- Ты что, Вовка, заболел? Анна Семеновна уже спрашивала, а никто не знает.

- Братцы, - шепотом сказал Вовка, - я могу теперь не учить уроки. Я все умею. - И он рассказал приятелям про ночной праздник и показал лунад с таинственными словами: "Я ВСЕ УМЕЮ".

Прозвенел звонок, и Вовка сел за парту. Он втянул голову в плечи, когда учительница вошла в класс; но она его сразу заметила.

- Вова Коробков, - сказала Анна Семеновна, - ты почему сегодня опоздал?

Коробков встал. Тридцать голов повернулись к нему - ждали, что он ответит. Вова смотрел на белую стену, а видел круглую луну с отломленным краем.

- Я был на дне рождения у товарища, - медленно начал Вова, - и проспал. - Он облегченно вздохнул, потому что наполовину сказал правду.

- Почему же тебя не разбудила мама?

Вова отчетливо увидел, как мама будит его утром, а он брыкается и кричит: "Сегодня нет уроков!" Вот и докричался... Теперь весь класс будет над ним смеяться.

- Она сама проспала, - сказал он и покраснел.

Учительница покачала головой:

- В следующий раз, когда пойдешь на день рождения, ложись, пожалуйста, раньше. Видишь, что получается? Ты, наверное, и уроки не выучил...

- Выучил! - обрадованно ответил Коробков.

- Хорошо. Прочти, пожалуйста, стихи, - попросила Анна Семеновна.

Коробков встал лицом к классу, откашлялся. Уж что-что, а стихи он знал и потому будет читать громко, во весь голос. И он начал:

Лето наступило,

Высохли цветы,

И гладят уныло

Голые кусты.

Коробков читал выразительно и не понял, почему заулыбались ребята. Заулыбались и зашептали:

- Осень... Осень...

- Ты перепутал. "Осень наступила", а не лето, - поправила учительница.

- Ну да, осень, - вспомнил Вова. - Я перечитаю, Анна Семеновна.

Но, к своему удивлению, Вова опять сказал:

- Лето наступило... - и запнулся. Он твердил про себя: "Осень... Осень наступила..."

Потом помолчал, сделал шаг вперед:

- Лето наступило!..

Класс засмеялся.

- Тише, тише! - успокаивала учительница.

Вова вспомнил про всемогущий лунад, отломил в кармане кусок, сунул в рот. "Я знаю стихотворение, - твердил он про себя. - Я прочту без лета".

- Не жуй, Коробков, - обернулась к нему учительница.

- Я не жую, Анна Семеновна. Сейчас я правильно скажу. Можно в последний раз?

Учительница кивнула, и Коробков ринулся в последний бой:

Осень наступила,

Выросли цветы,

И трубят уныло

Белые слоны.

Вова испуганно смолк. Какие слоны? Он сам не понимал, что говорит.

- Садись, Коробков, - огорченно сказала учительница.

Вовка сидел за партой сам не свой. Кусты, лето, осень, слоны - все перепуталось в его голове. Он даже не слышал звонка.

- Ну что, не помог твой волшебный лунад? - спросили товарищи, отозвав Коробкова в угол.

- Он не волшебный. Это он меня запутал!

Вовка разозлился, достал лунад, раздавил его каблуком, подбежал к окну и бросил вниз.

- Все! - Он облегченно вздохнул, сунул руку в карман и вынул круглый лунад.

Ребята смотрели с удивлением. Лунад был неоткусанный, неизломанный. И те же слова сияли на синей фольге: "Я ВСЕ УМЕЮ".

- От него не избавишься, - махнул рукой Вовка. - Хотите верьте, хотите нет.

На уроке географии Коробков сказал, что Волга впадает в Тихий океан, и получил двойку. А когда учитель диктовал домашнее задание, Вовка заметил, что написал в своем дневнике: "Выучить реки Луны". Вовка зачеркнул слово "Луны" и хотел написать "Азии", как говорил учитель, но его рука опять написала "Луны".

И тут Вовка в последний раз испробовал силу своего лунада. Он вспомнил, что когда он путался со стихотворением и проглотил кусочек, то прошептал совсем не те слова. А надо было говорить так: "Я хочу играть в стихотворение".

Вовка сердито посмотрел в дневник: "Выучить реки Луны", съел целиком лунад и прошептал:

- Я хочу играть в географию.

Только он сказал "р-раз!", как вдруг его парта боком выехала из общего ряда и двинулась к доске.

- Коробков, ты что? - удивленно спросил учитель.

Вовка молчал. Он застыл на месте: ведь парта скользила сама. И ребята притихли, уставившись на Вовку.