Без "ПОЧЕМУ"

- Пустяки, - махнул рукой Гум-гам. - Что на тебе было? Рубашка и штаны? Сейчас получишь.

И Максим появился из шкафа в новой рубашке и новых штанах.

- Ну, - хитро спросил Гум-гам, - угадал?

Максим покосился на забавный шкаф-одевалку, нерешительно произнес:

- Наверное, все они начинаются на "В".

- Вот и не угадал! - Гум-гам захлопал в ладоши. - Все они - машины. Все на "М"!.. Миллион разных "М"!

- А чего ж они шепчут: "Включите меня..."

- Ты прав, - согласился Гум-гам. - Все они приставалы.

Максим пожалел, друга: целый день сиди дома и нажимай миллион кнопок. Если б не верный Вертун, у Гум-гама не было бы ни одной свободной минуты.

- Вертун! - крикнул Гум-гам, и Вертун тотчас явился. - Выкидывай все, Вертун!

- Все? - пропищал Вертун.

- Все, все, до единой! - Гум-гам вздохнул с облегчением, засмеялся, придумав, как ему избавиться разом от миллиона противных кнопок. - Я думаю, Максим, пока идет уборка, мы с тобой поиграем. Быстрей на улицу!

Гум-гам побежал через комнату, Максим - за ним. На бегу Максим ударился плечом о шкаф, крикнул:

- Вертун, убери его!

- Молодец, Максим! - похвалил, оглянувшись, хозяин. - Будет знать, как толкаться!

Гум-гам подскочил к прозрачной стене, и она со звоном распахнулась. Открылось синее-синее, как море, безграничное небо. В этом небе порхало чтото пестрое - бабочки или птицы, Максим точно не мог разглядеть, моргая от непривычно слепящего света. Он посмотрел вниз и не увидел ни улицы, ни двора, никакой вообще земли. Это было так непривычно, что Максим в испуге отступил от распахнутой стены.

- Как ты хочешь гулять? С зонтом? На облаке? На клумбе? - спрашивал его Гум-гам.

- Не... знаю... - растерянно отвечал Максим.

- Сейчас я придумаю что-нибудь забавное, - обещал его друг.

За их спинами Вертун убирал последний пылеглот.

- Тебе не жалко? - спохватился Максим. - Как ты будешь умываться, обедать, одеваться?

- Не волнуйся, - рассеянно отвечал голуболицый мальчик. - Автук сделает новые машины.

- Автук? - Максим повторил странное имя. - Кажется, я еще не видел Автука.

- Мы не заходили в эту комнату, - спокойно сказал Гум-гам. - Мой Автук делает все на свете.

Любую машину - за одну секунду. Вот смотри: сейчас я попрошу одну вещь, которой еще нет ни у кого. И она сразу будет. Эй, Вертун, принеси сюда летающие банты!

Вертун мигом принес две белые ленты.

- Зачем это? Что мы - девчонки? - возмутился Максим, догадываясь, что ленты могут стать бантами.

- Не пожалеешь, - сиял Гум-гам, завязывая на голове Максима бант. - Я еще не видел ни одной девчонки, которая летает с бантами. Мое изобретение... - скромно добавил он, смастерив себе такой же бант.

- Разве мы полетим? - удивленно спросил Максим, ощупывая свой бант (он еле держался на макушке).

- Еще как! - воскликнул Гум-гам, ведя его к распахнутой стене. - Не бойся, не развяжется. Р-раз! - и ныряй.

Гость упирался, не понимая, как он может летать с каким-то глупым бантом. И тогда Гум-гам легонько толкнул его в спину.

Максим ахнул, сорвавшись с карниза, прошептал, задыхаясь, "р-раз!" и повис в воздухе. Он ощутил удивительную легкость, словно очутился в реке, и радостно замахал руками, заболтал ногами. А рядом парил Гум-гам, звал: "Эй, за мной!", и над головой его, над вставшими дыбом волосами, сам собой вертелся крохотный белый пропеллер.

Теперь Максим увидел город, в котором жил его друг. Слева и справа, сверху и снизу висели огромные разноцветные дома-шары. Впрочем, где было "лево", а где "верх", Максим не мог точно сказать, кувыркаясь в голубых волнах. Ясно было одно: в воздушном городе нет никаких улиц. Навстречу нашему летуну катилось что-то пестрое, вертящееся, и он едва успел нырнуть в сторону, а оглянувшись, догадался, что это цветочная клумба.

- Того и гляди, набьешь себе шишку, - проворчал Максим, заметив парящее дерево с крепкими сучьями.

- Осторожней! - крикнул Гум-гам, подлетая.

- Я вижу. - Максим, вытянувшись рыбкой, скользнул между зеленых ветвей и вздохнул: - Опасно для жизни... Как только тут ходят пешеходы? спросил он, забыв, что сам болтает в воздухе ногами.

- Все сидят дома, - ответил Гум-гам.

- У вас никто не гуляет? - удивился Максим.

- У нас не любят гулять, - грустно сказал Гум-гам.

- А праздники? Ведь в праздники всегда гуляют на улице. Ну хоть в гости кто-нибудь ходит?! - возмутился Максим. - Разве не интересно прилететь к кому-нибудь на день рождения?

- Конечно, интересно, - согласился Гум-гам. - Ты не думай, - добавил он, - что здесь одни скучные люди. Я и мои друзья гуляем когда хотим: это мы придумали камень путешествий.

Они пролетали под аркой радуги, которая, казалось, стояла прочно на месте в этом плывущем вместе с ветром воздушном городе.

- Хочешь скатиться с радуги? - предложил другу Гум-гам. - Тебе понравится...