Без "ПОЧЕМУ"

Кри-кри будто сквозь воздух провалился.

- Испортил всю игру! - сокрушался Гум-гам.

- Наверное, он так далеко удрал, что не может нас найти, предположил Максим. - Убегать интереснее, чем водить... Сколько сейчас времени, Гум-гам?

- Может быть, час. А может, пять часов. Это не имеет значения, легкомысленно ответил Гум-гам.

- Как это так? Если пять, меня давно ищут...

- Ты видишь - солнце на том же месте.

- Ну и что? - Максим взглянул на безмятежно синее солнце.

- Я тебе говорил: у нас всегда утро, - напомнил Гум-гам. - И на каких цифрах стоят стрелки часов - все равно. Часы могут идти, а время не движется. Время делает круг и превращается в ветер. А ветер несет с собой дома, деревья, клумбы, и нас с тобой... Это верно, Максим, что ночью люди растут?

- Конечно, - убежденно сказал Максим. - Однажды я за ночь вырос на целый сантиметр. Отец измерял мой рост вечером и утром, и получился один лишний сантиметр.

- В моей стране никогда не бывает ночи, - печально сказал голуболицый мальчик.

Максим внимательно посмотрел на Гум-гама, словно видел его впервые. Сердце его тревожно стучало. Он чувствовал: сейчас он узнает что-то самое важное в жизни друга.

- Сколько тебе лет, Гум-гам?

- Мне? - Гум-гам помедлил. - Наверное, десять... А тебе, Максим?

- Мне семь с половиной. Я родился пятого декабря. А когда у тебя день рождения?

- Я не помню... В последний раз, когда был мой день рождения, мне исполнилось десять лет. Но это было очень давно, я забыл даже когда. Вот почему я говорю: наверное, десять.

Максиму стало страшно. Спокойное синее солнце холодно смотрело ему в лицо. В голубом просторе плыли куда-то дома-шары. И нигде не было видно земли.

- Ты будешь приходить на все мои дни рождения, - взволнованно сказал Максим.

- С удовольствием, - согласился Гум-гам. - Но я не смогу пригласить тебя на свой день рождения. У нас всегда "сегодня" и никогда, уже не будет "завтра".

- Почему так случилось?

- Я не знаю, - простодушно сказал мальчик с голубым лицом.

- Пусть это тайна, - горячился Максим. - Ее все равно кто-то должен знать. И тогда можно чтото сделать.

- Лучше не спрашивать, - успокаивал его приятель. - Давай веселиться.

- Я догадался!.. - воскликнул Максим.

- Максим!.. - оборвал его Гум-гам.

- Я догадался! Надо спросить Автука...

- Молчи! - закричал Гум-гам.

Но было уже поздно. Белый бант-пропеллер легко соскочил с волос Максима, и мальчик камнем полетел вниз, к заросшей диким лесом земле, к страшным зверям, которых никто никогда не видел.

Гум-гам сорвал с головы бант и нырнул вслед за падавшим другом. Он успел схватить его за рубашку, проскочив встречное облако, схватил очень крепко одной рукой, а другой стал нащупывать карман. Еще несколько мгновений - и Гум-гам выхватил синий камень путешествий, бросил его вниз, к приближавшейся земле...

Максима резко перевернуло в воздухе, и сразу наступила темнота. Потом темнота рассеялась, и, словно из тумана, выплыли лица товарищей - Мишки, Сергея, Зайчика. Кто-то крепко держал его за плечи. Это был Гум-гам. Он отпустил Максима только сейчас, когда увидел, что они пробились сквозь космос и очутились в знакомой беседке - нос к носу с тремя приятелями.

- Спасибо, Гум-гам, - устало сказал Максим и вздохнул: - Какой я тяжелый! - После внезапного падения у него подгибались ноги. Он сел на лавочку, моргая от яркого солнечного света. - Ну что вы уставились? сказал он товарищам. - Мы путешествовали.

- Играли в новую игру, в салочки, - уточнил Гум-гам и внимательно посмотрел на Мишку, Сергея и Зайчика. - Почему вы так странно глядите на меня? Что-нибудь случилось?

- Случилось! - хором ответили трое и наперебой закричали: - Вовка Коробков разболтал всей школе!.. У него есть лунад! Учительница ищет тебя, Гум-гам! Что теперь будет?..

- Кто такой Вовка Коробков? - тревожно спросил Гум-гам.

- Он из пятого "А".

Гум-гам забегал по беседке.

- Несчастные умники! - бормотал он. - Эти школьники вмешиваются в нашу игру! Хотят все испортить! Надо что-то придумать!

- Наказать Коробкова, - сказал Максим и погрозил кулаком: - Подожди, мы с тобой еще сразимся!

Никто из приятелей, даже Гум-гам, не догадался, что Максим грозил кулаком невидимому врагу, который сорвал с него летающий бант и чуть не разбил о землю.