ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ, в которой нельзя нарушать ход событий

Платон Евсеевич Вегов наконец-то ощутил на плечах свою голову.

Машина рассчитала, что "Виктория" сможет облететь черную дыру и снова оказаться в свободном космосе.

Маневры корабля были очень сложны. При подлете к горизонту невидимой звезды "Виктория" включала на полную мощность двигатели и как бы повисала над дырой, не пересекая смертельной черты. Падение тормозилось, корабль уходил от опасности.

Тотчас же эти расчеты поступили в родительский корабль "Альфа", который следовал за "Викторией".

Веговы пожали друг другу руки.

- Надо ли объявлять пассажирам? Состоится ли Родительский День? спросил капитан "Виктории".

- Подождем, - ответил второй Вегов. - Посмотрим, что еще выкинет космос...

Невидимая дыра в светлом ореоле недвижно застыла в центре экрана. Темное пятно стало заметно больше.

- Во всем виноваты мы! - объявили с порога капитанской каюты два одинаковых мальчишки. - Мы взяли Шар Пути, - признались два Карена. Передайте, пожалуйста, на "Альфу", нашим родителям Симонянам, чтоб они не теряли времени, возвращались обратно и работали спокойно. Мы не сможем быть на Родительском Дне, пока не найдем Шар.

Капитанам достаточно было одного взгляда, чтобы понять, какого мужества стоило бледным, решительным двойникам это заявление.

Вслед за Симонянами объявились новые мальчики.

- Мы помогали похитить Шар. Так и скажите нашим родителям Семечкиным. И еще - что не надо расстраиваться: мы исправимся...

А длинноногие девочки-близнецы хором пропищали:

- Неправда! Виновата только я... Я дала подножку королю...

- Чепуха! - раздались громоподобные голоса, и ребят заслонили густые усы. Это в каюту ворвались Мышуки и наперебой стали объяснять: - Девочка наговаривает на себя! Шар Пути выронила наша королевская рука, и его тотчас подхватила крыса... Разве не ясно, кто украл Шар?

Капитаны молча слушали признания, и глаза у них были совсем не сердитые.

Необычный шум привлек всех в коридор.

Мимо двойников промчалась крыса с блестящим Шаром в зубах. Ее преследовала серая кошка - буквально на расстоянии метра от крысиного хвоста. За кошкой бежал стюард.

Ребята бросились следом.

Стюард вдруг остановился, замер с поднятой рукой: он увидел в конце коридора вторую крысу!

Эта крыса не удирала, а сама гналась за серой кошкой! Причем бежала она очень странно - хвостом вперед. И кошка тоже бежала наоборот.

Стюард решал сложную для себя задачу: какую из похитительниц Шара теперь преследовать? Он пропустил кошку, бежавшую хвостом вперед, и услышал приказ капитана:

- Стоп! Спокойно, стюард!

Робот опустил руку. А Вегов объяснил окружающим:

- Он мог схватить вчерашнюю крысу и нарушить весь ход событий! Надо разобраться... Ловля крысы на некоторое время отменяется! - крикнул капитан.

Откуда-то вынырнул запыхавшийся король:

- Какой приз за пойманную крысу?

- Возвращение домой!

- А если она сама попадется? - продолжал, улыбаясь, король. - Как это согласуется с вашим распоряжением?

- Я отменю свое распоряжение, - сказал капитан и тотчас забыл все распоряжения.

В тот же момент двойники экипажа и пассажиров "Виктории" исчезли.

Искривленное черной дырой пространство разомкнулось, разъединив земные корабли, и внезапно превратилось во время, текущее в обратном направлении.

Объяснить смысл этого почти невозможно, потому что на Земле таких явлений не происходит.

Представьте только на минуту ощущения шофера, ведущего машину, который на полном ходу вдруг обнаружил, что его машина движется не вперед, а назад, что шоссе превратилось в течение времени, а время - в убегающее полотно шоссе... Рассказ такого шофера вызовет лишь недоумение.

Но пассажиры корабля не заметили важной перемены. Никто из них не вспомнил о двойниках, которых видел только что. Когда время идет от настоящего к прошлому, все происходящие события моментально улетучиваются из памяти.

Время на корабле как будто шло обычно.

Корабельный колокол призывал на обед.

Пассажиры неожиданно для себя оказались в кают-компании, за большим круглым столом.