ГЛАВА ШЕСТАЯ, в которой все продолжается с самого начала

- Как успехи, дорогие астронавты? Вы уже в Дальнем космосе?

Николай Семенович, директор лесной школы, чуть насмешливо смотрит на них с большого, во всю стену, экрана: мол, я далеко, один в пустой школе, а все знаю о вас. Директор молодой, но уже математическое светило; про него говорят, что он по ночам чертит графики будущего, составляя наперед не только расписание занятий, но и предугадывает поступки своих учеников, даже их шалости.

- Карен, ты уже разобрался в галактиках? Алька, без сомнения, облетела весь корабль... Олег, есть новые рисунки? Надеюсь, Вселенная дает вам маленькие уроки!..

- Все в порядке! - доложил Пап. - Летим...

- Родители летят вам навстречу, - сказал директор. - Желаю счастливого Родительского Дня!

Камера переключилась на Марс, и они видели, как директор разговаривает с диспетчером о других учениках.

Торжественный день для всех учеников лесной школы, для всех ребят Земли! Быть рядом с родителями, где бы они ни работали, увидеть, узнать, как целый год они жили без тебя... Нырнуть вместе с отцом в морскую впадину, поохотиться на осьминога, съехать с высоченной горы на лыжах, прыгать в скафандре через малые лунные кратеры, увидеть в Дальнем космосе погасшее Солнце - все это самые счастливые часы для будущих подводников, космонавтов, исследователей. Радости хватит на целый год!.. Потом самолеты, подлодки, ракеты доставят ребят обратно. И снова - первое сентября, зима, весна, долгие месяцы до нового Родительского Дня.

- Узнаю время прибытия, - сказал, поднимаясь, Пап. - Ешьте пока марсианские апельсины. Только, чур, не убегать!

- А зачем? - простодушно спросил Олег. - Скоро прибудем...

- Знаю я вас! - погрозил пальцем Пап.

- Хорошо, что не дал задание: выньте апельсин из кожуры, не снимая ее, - съязвила Алька, едва Пап ушел.

- Шар... - мрачно вспомнил Карен. - Как вернуть Шар?

- Там что - замедлилось время, на Тутике? - спросил Олег.

- А может, Мышука свергли, - предположил Карен, - и он сбежал в космос?

- Ничего вы не знаете, - произнесла Алька. - Тутик - это музей. Там оставили одного короля. Для экскурсантов. Правда, не очень хорошего подобрали. Но другого, наверное, не было. - Алька вздохнула: - Я видела, как слуга вез ему стол с завтраком...

- Какой стол? На колесиках? - загалдели мальчишки. - Разве ему мало кухни-автомата?

- Вы не читали про королей?! Да король никогда не протянет руки, чтобы нажать кнопку автомата. Ему надо все подать на стол! У этого короля всего один слуга, но он очень серьезный мальчик. Исиль - так его зовут?

- Бармалей, - поморщился Олег.

- Исиль - красивое имя... Подай мне, Исиль, апельсин.

Повинуясь царственному жесту Альки, Олег принес серебристый марсианский апельсин.

- Очисть его. Да побыстрее... Зубами! Есть у тебя зубы?

Олег что есть силы рвал упругую кожуру фрукта.

- Шар! - мрачно сказал Карен. - Сейчас ворвусь к Мышуку: или Шар, или отречение от престола!

- В самом деле, а как мы вернемся? - подумал вслух Олег. - Вдруг он испортит Шар?

- Чего доброго, распилит его и вставит в свои кольца! Или нацепит на свою королевскую шею! Алька оглядела приятелей. - А мы вот возьмем и не вернемся обратно на Землю!

- Ка-ак? - Даже Карен, всегда понимавший Альку, был сбит с толку.

- А вот так! Улетим в Конечный космос. Вместе с родителями.

Карен улыбнулся. Он понял Альку.

- Но ведь мы не значимся на станции, - сказал Олег. - Надо жить, питаться...

- Питаться будем крохами... Много ли тебе, художник, надо?

- Немного, - признался Олег.

- Эх ты, бедняга, никогда не завтракал по-королевски. - Алька проглотила душистую дольку апельсина, оправила платье, подпушила несуществующие усы. - Итак, завтрак окончен... А после завтрака его величество желает прогуляться по залам. Очень полезно...

- Молодец, Алька! - Карен вскочил с кресла. - Мы встречаем короля и отнимаем Шар!..

- Кто? Вы? - Алька снова стала Алькой - длинноногим, худым, насмешливым вожаком. - Вы? - повторила Алька, бросив презрительный взгляд на приятелей. - Теоретик звездных миров... Свободный художник... Так вас король и испугался!..

Теоретик и художник понурили головы.

- За мной! - скомандовала Алька.

Алька привела их в полутемный исторический зал корабля.

Когда над Землей летали первые космические корабли, в них учитывался каждый лишний грамм приборов, даже рост и вес космонавтов, - слишком дорого стоили эти полеты. Ни один король (а на планете тогда еще существовали короли) не мечтал, конечно, подняться в космос в парадном мундире и сапогах - такой полет разорил бы последние именитые королевства. В космосе работали космонавты в тренировочных костюмах или скафандрах.

Теперь в кораблях имеются бассейны, сады, уголки леса, картинные галереи, музеи, исторические залы. Человек, следующий на другой конец Вселенной, не расстается с привычной земной обстановкой. За несколько часов полета он может отдохнуть на летней поляне или побыть наедине с картинами Леонардо да Винчи, Рембрандта, Репина. Человек вспоминает свое прошлое, он словно ощущает под ногами землю и потому спокойно глядит в миллионноглазый океан пустоты. Он подготовлен к встрече с будущим. Без прошлого, как известно, нет будущего.

Исторический зал "Виктории" не привлекал особого внимания наших путешественников. Здесь были собраны экспонаты, представлявшие разные эпохи планеты: картины в золоченых рамах, оружие на стенах, древнегреческие статуи. Но раз Алька сказала "за мной", история приобретала таинственный смысл.