Капустный чемпион

После этой истории друзья немного загордились, стали даже хвастать, как ловко справились они с владельцем рогатки.

Встретился им во дворе отец Ваги, говорит:

- Как же так получается? Трое на одного напали...

- Не на одного, а на двоих, - уточнил Одноух. - Ваш Вага с рогаткой, а мы безоружные. Зачем обижать птицу?

- Вот как... - Отец Ваги нахмурился. - Я ему задам.

- Не надо, - говорит Дыркорыл. - Мы его исправим.

Вага-старший от души улыбнулся, глядя на смелых первоклашек, сдвинул кепку на затылок.

- Да вы отчаянные ребята! Очень мне нравитесь! Что вы еще умеете?

- Я умею спорить! - похвастал Дыркорыл.

- Спорить так спорить! - подхватил отец Ваги, очень азартный человек.

- Вы любите капусту? - полюбопытствовал Одноух.

Отец Ваги был поваром совхозной столовой. Он мгновенно представил себе капустный салат, кислые щи, овощную солянку, румяную кулебяку - все, что он делал из обыкновенного кочана капусты.

- Люблю, - признался он. - С детства обожаю кочерыжки.

- И мы с детства, - улыбнулся Дыркорыл. - Спорим, что вот он, - он кивнул на серого друга, - съест кочанов больше, чем вы кочерыжек.

Повар просиял от удовольствия: он обожал людей с добрым аппетитом.

- Спорим! - сказал повар, пожимая лапы новым друзьям. - Приз, конечно, сама капуста.

Он убежал домой и принес мешок капусты, которую приготовил себе на засол. За поваром следовал Вага со следами недавней битвы - порванной штаниной.

- Будешь судьей! - приказал ему отец.

Одноух был несколько смущен таким оборотом дела, но его губы подергивались в предчувствии лакомства, а уши воинственно поднялись.

- Всего один мешок? - спросил нагло Одноух. - Это я мигом!

- Посмотрим, - усмехнулся повар.

- Что делать-то? - хмуро спросил Вага.

- Считать! - Повар вынул из мешка крепкий кочан, бросил его Одноуху.

Одноух поймал на лету, зажмурил от удовольствия глаза, впился зубами в кочан. Раз - и нет кочана. Обратно к повару летит кочерыжка. Тот чистит ее перочинным ножиком и отправляет в рот.

Вага глаза вытаращил от удивления: вот это зубы у малыша; хорошо, что он отделался порванной штаниной. А Одноух уже требует новый кочан.

Зубы его работали, как сечка. Только хруст стоял во дворе. Мешок вскоре опустел, и повар принес новый: разве жаль капусты, раз такой необычный аппетит!..

- И этот мешок я съем, - хвастал Одноух. - Как раз учусь считать до сотни.

Одноух грыз и грыз, считая про себя кочаны. Даже Дыркорыл поглядывал на него с сомнением: живот надулся, как шар, - выдержит ли, не лопнет?

А Вага вел счет:

- Тринадцать... Пятнадцать... Семнадцать...

На семнадцатой кочерыжке повар сдался:

- Все! Больше не могу! Молодец, Одноух! В любой момент приходи в столовую - обеспечу капустой!

Он ушел, посмеиваясь, пить квас: кочерыжки всегда вызывают жажду.

- Я тоже не могу! - сказал победитель и со стоном упал.

- Что с тобой? - подскочил Дыркорыл. - Идем домой!

- Не могу идти, - простонал любитель капусты.

Он лежал на траве, как большой серый кочан. Дыркорыл и Вага положили его на пустой мешок и унесли в дом.

- Во всем я виноват! - горевал Дыркорыл. - Зачем спорил? Что теперь делать?

Одноух лежал с закрытыми глазами, представляя себе большое поле с пузатыми кочанами. Если бы он попытался пересчитать весь урожай по своему методу, то, наверное, не выдержал бы, погиб бы от жадности. Никогда в жизни не будет он больше спорить!

- Уважаю, - сказал Вага, глядя на победителя. - Моего отца никто не переспорит, даже я. А ты показал характер. Будь здоров, Одноух!

Но Одноух совсем скис.

Пришел доктор, осмотрел больного, прикинул, сколько килограммов съел он, удивился:

- Как в тебя вместилось?

- Я учусь... считать... до ста, - простонал кролик. - Но... съел... только семнадцать...

- Редкий случай обжорства, - покачал головой доктор.

- Я больше не буду... хвастать, - обещал со слезами на глазах капустный чемпион.

Одноух проболел три дня и за это время поумнел: научился считать про себя капусту, морковь, книги, пластмассовых солдатиков, часы, минуты и многое другое, не пробуя ничего на зуб.