Первые каникулы

Вот и прошел учебный год.

Каникулы!

Слово звонкое, как удар по мячу. Первые каникулы в жизни Одноуха и Дыркорыла. Теперь они люди ученые. Выучили полкилометра стихов, сложили и вычли в уме множество разнообразных предметов, получили сто похвал от Тамары Константиновны и сто одно замечание от Констнтинтамарыча, поссорились, помирились и подружились со всеми товарищами, выросли, повзрослел, поумнели... И перешли во второй класс.

В шкафу лежат подарки - две большие книги с картинками и надписью: "За отличные успехи и прилежание".

Действительно, в тетрадях, которые раньше тянули на единицу, появилось много пятерок, их даже жалко выбрасывать. Что же касается прилежания, то оно не всегда было отличным, но в основном - прилежным.

Последний урок - как праздник, а нашим героям почему-то грустно вспоминать его.

Вошла Тамара Константиновна с пачкой книг и раздала всем подарки. Глаза у нее были блестящие, голос взволнованный - самая красивая учительница, которая только может быть! И каждый улыбался и невольно становился серьезным, когда ему вручали книгу.

Тамара Константиновна внимательно смотрела на подходившего к ней первоклашку, говорила важные для него слова, и первоклашка моментально взрослел и становился второклассником.

Когда алфавит в классном журнале кончился, учительница объявила, что в новом учебном году их будет не тридцать два ученика, а тридцать три, и показала новую парту. Весь класс так и залился смехом, увидев эту парту. В углу под самым потолком была приделана обыкновенная толстая палка.

И смолк класс, потому что в открытое окно влетела белая птица и уселась на свою парту.

Картина сразу украсила собой пустующий угол.

Она сидела, как и все, очень прямо, уставившись выпуклым глазом на учительницу, и в ее черной почтовой сумке лежали учебники для второго класса.

Тамара Константиновна называла новые учебники, а Картина доставала клювом из сумки нужную книгу и демонстрировала с высоты классу.

Ребята пишут и пишут в тетрадях. То поднимут голову и посмотрят на учительницу, то оглянутся на Картину. Умница птица, ее и вороной-то неловко назвать: за несколько месяцев вызубрила всю программу, догнала товарищей, будет учиться дальше.

Тридцать третье место прочно утвердилось в классе!

Одноух и Дыркорыл особенно прилежно составляли список дел на лето.

Как важно им не забыть ничего, чему они выучились в школе. За три месяца они прочитают все книги, заглянут в учебники, будут во всем помогать Нехлебову. Теперь их трое помощников - Дружный коллектив.

Кончился последний урок, взлетела со своей парты Картина, и будущие второклассники с веселым шумом и неожиданной грустью покинули класс.

Но грусть похожа на дымок погасшего костра. Повеял ветер, и нет его растаял. Только в памяти остался едва уловимый след.

Весенний ветер гуляет по улице, влетает в открытые окна, зовет озорно: эй, вы, не проспите каникулы!

Впереди три месяца полной свободы, зеленой травы, зеленого неба, зеленого ветра, зеленого жаркого солнца. Вот как сладко зевает на подоконнике кошка: каш-кис-кус-лыш... Смотрит одним глазом на побледневшие ученые физиономии, понимает, умница, что нужна ее хозяевам срочная медицинская помощь природы - солнце, воздух и вода.

- Буду вставать рано, - сказал Дырк. - Сделал зарядку, бегом к реке и - лови себе рыбку хвостом. На завтрак.

- Хорошо тебе с голым хвостом. А я? Обо мне не подумал, - обиделся Одноух. - Ну, и я не пропаду. Целый день буду загорать.

- Как это? - удивился Дырк, оглядывая мохнатого приятеля.

- Обыкновенно, на солнышке.

- Снимешь шкуру, - поддакнул Дыркорыл, - наденешь трусики и валяйся пузом вверх...

- И сниму! - гордо заявил Одноух. - И валяться буду... Даже купаться!

- А ты. Картина, как начнешь каникулы? - поинтересовался Дырк.

"Кар! - деловито гаркнула птица. - Корреспонденция!.. Срочные дела!.."

Картина нацепила сумку на шею и полетела на почту. Скорее, скорее! Может быть, лежат важные телеграммы...

Одноух и Дыркорыл, поспорив, разошлись в разные стороны.

Ух, как жарило солнце!

Дыркорыл язык высунул, пока добрался до реки. Удочки разматывать не стал, бросил на траву. Уселся на бревне, упавшем с берега, хвост и копыта в воду опустил, отдыхает.

Сидит Дырк на бревне, шевелит хвостом в прохладе, напевает:

Пусть удирает крокодил.

Когда рыбачит Дыркорыл.

Я - Дыркорыл, я - Дыркорыл,

А дальше я забыл!..

Вдруг кто-то хвать его за хвост. Да пребольно.

Дыркорыл вздрогнул, осмотрел хвост. На нем белели ямочки от чьих-то зубов.

"Эге, - сказал себе Дырк, - окунь хватанул".

Конечно, жадный окунь принял хвост за гигантского червя, крокодилы ведь в реке не водятся. Жирный золотисто-зеленый окунь бродил где-то рядом, но Дырку лень было возиться с удочкой, лень было и пошевелиться.

Что-то тяжелое повисло на хвосте, и рыболов - бултых! - полетел с бревна.

Наступила отвратительная, ужасно мокрая тьма.

"Хрюну!" - крикнул, хлебнув воды, наш герой, что означало: тону, спасайте, кто может!

Рыбы брызнули во все стороны от неудачливого рыболова, им и в голову не пришло, что некоторые не умеют плавать.

Дыркорыл отчаянно махал лапами, не зная, что он легче воды и барахтается на самой поверхности.